May 29 2024 22:53:05
Навигация
Последние статьи
· ВПК Аргентины в 1994...
· ГАС или гидроакустич...
· ПКР Penguin Mk 1, Mk...
· Преодоление загражде...
· 1994 - Национальная ...
· Посадка вертолетов В...
· Доставка горючего по...
· РЛС стран НАТО - 198...
· Корабельная РСЗО «Шт...
· Тренировки на выжива...
· Acaua бразильский бе...
· Счетверенный миномет...
· Шведские подводные л...
· Хранение АКБ ноутбуков
· 1919 - Дочь революции
Иерархия статей
Статьи » Мои » Маргиналы
Маргиналы

Михаил Дмитриенко - эссе Маргиналы

 

I

 

Который день, который год он пьян, небрит и ему нечего сказать. Помятый пиджак, брюки, лицо, волосы - он весь помят и не помнит уже почти ничего. Спроси у него; «Почему ты так упал?». Он ответит, что у него на это есть серьёзные причины - причина, в общем-то, одна и он не в состоянии с нею справиться - есть вещи, пред которыми человек бессилен? - есть. У него тот же случай. Но убей его, если он расскажет вам эту причину. А она была, есть... И дело не в скрытности. Он столько падал, чтобы отбить себе память - забыть, отвязаться и вот – забыл. Лишь пьёт. И это тоже причина, и пред ней он снова бессилен. «Как изменить этот мир на другой, лучший?» - кричит он сам себе и не понимает слов, смысла...

 

А умирать страшно.

 

II

 

А он привык уходить.

Видели стены, сидели у них? Это не он.

Видели поезд, лифт, пулю, комара? Успевали отпрыгнуть, выпрыгнуть, увернуться, прихлопнуть? Это не он.

Он привык уходить и не даром он призрак.

Больно вам с этого? - нет. Больно им? - нет. Больно ему? - какое вам дело?

Но, если честно - приходил ли Он к Вам? Призрак. Один в пустоте.

 

III

 

- Что это лезешь ко мне своими грабарками?! Потухни!

- Би-л-ля, и вправду, что это я? Совсем уж готов...

 

Отец и дочь пьяны. Слова «инцест» они слыхом не слыхивали, а сегодня их что-то понесло. Совсем не злонамеренно,

 

- А ты, доченька, совсем взрослая... Прости, как-то нехорошо это... Ну, спьяну. Ну, считай, обознался.

- Да ладно, пап, нормалики. Ты - отец что надо, не какой-нибудь же тип с забегаловки.

- Эт всё от сходства - твоя мать в свои 16, и ты в свои эти же - одно лицо! Смотрю, смотрю и прямо реветь хочется - одно лицо! Точно, копия матери-покойницы...

- Пап, ну ты совсем! - прерывает его дочь – «Покойница»! Что заживо хоронишь?

- А она, дочь, как от нас ушла, так враз для меня умерла. И точка. Муть.

 

Они пьют, отец глазами, подёрнутыми пеленой, долго разглядывает дочь и снова пытается потрогать её грудь.

 

- Ну, пап, что ты как маленький! Не сейчас.

- Ох, уж и сам не знаю! Женщины давно не видел, а тут эта водка, наверное «левая», в голову шибко бьёт, вот с этого ты женщиной и кажешься. Но, всё!

- Да я давно женщина, пап.

- Как?! И какой это мерзавец успел? Вот, вот они дела нонешние!..

- Так твой дружок, собутыльник, сверху, постарался...

- С пятого? Вот тварь, педераст! Педрила занюханый! Так он почти мой, на год младше, в отцы тебе!.. Ну, урод, убью!

 

Они сидят ещё некоторое время молча, отец переживает эту «неожиданную трагедию», потом стукает кулаком по столу и неожиданно спокойно спрашивает:

 

- И давно?

- Да с год назад...

- А после кто?

- Ну, пап, что за вопросы?!

 

Отец лезет в шкафчик на стенке, потом в зловонный облупленный холодильник. Пусто.

 

- Больно было?

- Не помню... Споил он меня. Потом было больно...

 

Отец снова шарит по уголкам и вопросительно смотрит на дочь. Достаёт смятые бумажки - деньги - виновато бормочет:

 

- Ты, это, купи у Клавы, иль у Гали. В последний раз. И скажи, что, мол, для меня. А то опять дрянь ядовитую подсунут, а для меня уж... постараются... уважают...

 

Пока дочь ходит к Клаве на первый этаж за водкой, отец долго и задумчиво дымит папиросой; «Как же так, к дочери! За грудь, под маечку! Кто б сказал другой - руки бы переломал! И этот, гадёныш, ходил, пил, как человек, а он вишь... Муть! А она, красивая - бля. В мать. Сиськи, как дыньки, торчат в разные стороны, немятые...».

 

А, проснувшись утром, отец находит милое личико спящей дочери где-то пониже своего живота. Он всё бы забыл, не вспомнил, но тут у него в голове что-то проносится. Ему становится дурно и сам не знает от чего - может от дурной Клавкиной водки? Он долго и задумчиво смотрит на длинные вздрагивающие ресницы своей малышки, на вздёрнутый носик, придающий ей такой озорной вид, на её полураскрытые губки и ещё белые зубки. И рядом, что-то бесформенное и раздавленное, серого цвета - мёртвое. Как жаба...

 

Этим он когда-то дал ей жизнь.

 

 

* * *

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google

Последние комментарии
Новости
Ох уж эти игры - прямо...
Не - это все унылые иг...
Системные требования с...
Президент Турции Редже...
Что-то ни черта не нак...
Статьи
Разумеется, есть негод...
В коробочке лежат эти ...
Непонятно - что делает...
Да я думаю все это ска...
Хорошая игра - кто спо...
Фотогалерея
Вот тоже - большая час...
Вот такие напитки - пр...
Хорошо и стильно сдела...
И морды мерзкие у них!
Надо же - и это сохран...
Отдельные страницы
С днем рождения - наш ...
Уважаю - великий челов...
На окошке стоит родимы...
Ну, сейчас лекарства е...
Статья чистая антисове...
Счетчики

Яндекс.Метрика
14,080,522 уникальных посетителей