July 23 2018 14:28:03
Навигация
Последние статьи
· HASP LPT электронный...
· Адаптеры питания, за...
· Жоржи Амаду - Дона Ф...
· 1941 - 05:30. Гитлер...
· 1941 - Перебежчик
· 1941 - Рейхскомиссар...
· 1941 - Евреи в Эстон...
· Выступление по радио...
· Восстановление или р...
· Источник дежурного н...
· APSTX V1.03 - плата ...
· 1944 - Дальний истре...
· Мне подачки фашистов...
· Цифрал КЛ-2 абонентс...
· CASIO SPORT NO:621G ...
Иерархия статей
Статьи » Великая Отечественная война » Мне подачки фашистов не нужны!
Мне подачки фашистов не нужны!

Мне подачки фашистов не нужны! - М. В. Авдеев

 

 

Авдеев Михаил Васильевич, летчик, герой Советского СоюзаОтрывок из книги "У самого Черного моря" (ДОССАФ, 1968 г, стр 94-97), знаменитого летчика-истребителя - старшего лейтенанта Героя Советского Союза, а впоследствии - генерал-майора Михаила Васильевича Авдеева. Время действия - 1941 г, бои в Крыму. Они летали на истребителях типа Як-1.

 

В тот день Алексеев со своими изучал район, а Калинину разрешили еще два вылета. В четвертый раз из этой группы пошел лишь сержант Шелякин напарником Арсену Макиеву. Домой возвращались в сумерках, и Арсен не заметил, когда и куда делся его ведомый.

 

Калининцы были грустные, подавленные, вместе с ними волновалась и вся эскадрилья. Ничто так не гнетет летчиков, как неизвестность, как судьба без вести пропавшего товарища. Ждали Шелякина до темноты, прислушивались к далеким звукам, хотя и знали: в воздухе он быть не может, кончился бензин. А глаза с надеждой смотрели на север, где небо у горизонта озарялось всполохами прифронтовых пожарищ.

 

Меня позвали к телефону.

- Что же вы не докладываете? - спросил полковник Страутман.

 

Хотел было извиниться и сообщить о невернувшемся с боевого задания, но полковник продолжал говорить сам:

 

- О подвигах своих летчиков штабу приходится узнавать окольными путями. Сейчас получено сообщение от наземных частей. Один истребитель "як" вступил в бой с большой группой "мессершитттов", сбил четыре из них, и благополучно ушел. На "яках" в это время в воздухе была только ваша эскадрилья. Кто же этот храбрец, скажите?

 

Я доложил о случившемся. Полковник сразу же сделал вывод:

 

- Значит, он. Молодчина. А вы не волнуйтесь - утро вечера мудренее.

 

Выйдя из землянки, и увидев своих ребят, а своими мы теперь считали уже и калининцев, я понял: каждому из них можно верить больше, чем самому себе. На каждого можно положиться - умрет, а задание выполнит. И мне очень захотелось, чтобы эти надежные люди воспрянули духом, поэтоу, сам еще не веря, бодро сообщил:

 

- Шелякин жив-здоров, на вынужденной. По коням!

 

Все будто ожили, с шумом "оседлали" пикап и машину-стартер. В деревню ехали с песнями.

 

Шелякин прилетел на рассвете. Механики гоняли на разных оборотах моторы, готовили самолеты к вылету. Летчики сидели в землянке КП, ожидали задания. За гулом моторов никто и не слышал, как он приземлился. А когда увидели его на пороге землянки, все кинулись к нему. Обнимали, трясли за руку. А он смущенно улыбался, повторяя:

 

- Да пустите же, братцы, доложить надо.

 

Но хоть у нас и было принято докладывать чин по чину, по всем правилам воинского Устава, на сей раз слушать доклад Шелякина не хватало терпения:

 

- Что прибыли - вижу, что на вынужденной были - знаю, а теперь садитесь и рассказывайте по порядку. Тут всем интересно знать, как вам удалось одному четырех фрицев сбить и самому сухим из воды выйти.

 

Шелякин мотнул головой, усмехнулся.

- Да я их и не сбивал, товарищ старший лейтенант.

- А кто?

- Да они сами себя посбивали. А я только одного успел.

 

Шелякин сказал это так простодушно и комично, что все засмеялись.

 

- Честно говорю, - оправдывался Шелякин. - Мне и самому смешно, как все получилось. Как отстал от своих, не заметил. Потом догнал, пристроился. А сзади откуда-то взялась еще шестерка "яков". Армейские, подумал я. Только что это сухопутные летчики за нами жмут? Им-то влево нужно забирать, на Джанкой. Еще раз оглянулся. А это вовсе не "яки" а самые настоящие "мессеры" (Надо сказать, что "яки" первых модификаций не имели выпуклого отдельного фонаря кабины как у Як-7 и Як-9, а вместо этого у Як-1 выпуска 1940-41 г за фонарем кабины был пологий гаргрот - почти как у "мессершмиттов" Bf109 - прим. О.Т.). Я рванулся вперед, хотел покачать крылом старшему лейтенанту, предупредить об опасности. Поравнялся с машиной Макиева, глядь, а на ней вместо звезд, кресты. Признаться, мне сразу жарко стало. Чуть приотстал, начал соображать, как выбраться.

 

- Спикировал бы до земли, они бы и сообразить не успели, - подсказал кто-то. Начали спорить. Не дослушав Шелякина, каждый высказывал ему свои советы, как он должен был поступить при создавшейся обстановке. Спор этот, конечно, был не бесполезен. Но пришлось все-таки прервать.

 

- Будет вам. Пусть Шелякин доскажет, что же дальше было.

- По честному, я снахальничал, - продолжал Шелякин. - Сначала-то, конечно, струхнул. А потом вижу, меня не трогают. Мой "ведущий", то есть немец, когда я с ним поравнялся, ноль внимания. И снять его было пара пустяков. Но ведь ведущий группы - птица, небось, поважней. Я напустил на себя храбрости, выдвинулся вперед, дал короткую очередь по ведущему группы и снова на свое место. Ну, думаю, пропал! А немцы в сумерках не разобрались что ли, не на меня, а на свое начальство, по которому я стрелял, набросились и сбили... Хотел я спикировать за ним, за падающим, вроде бы добиваю, и улизнуть на бреющем, да со своим "ведомым" жаль было расставаться не попрощавшись. Довернул машину влево, влепил по его мотору полную дозу, а сам в сторону. А он, подлец, моментально вспыхнул и провалился вниз. Знал бы, что собью его с одной очереди, я бы за ним и наутек. Но тут мне на выручку поспешили фрицы задней шестерки. Они оказались неплохими стрелками - еще двух "мессершмитов" сбили. К одному из них я записался в сопровождающие. Так и ушел. А на вынужденную сел - побоялся в темноте машину разбить.

 

- Вот это да!

- Такого еще не бывало.

- Сколько ему записать, товарищ командир? - спросил адъютант - Все четыре или один?

 

В самом деле, сколько же этому храбрецу следует записать? Ведь, по совести, - один противник, сбитый им лично. А по существу, за храбрость, за находчивость, ему надо отдать четверых.

 

- Правильно, все четыре его - раздались голоса.

- Мне подачки фашистов не нужны, возразил Шелякин - Один мой, его и пишите"

 

 

*

 

Эта статья к вопросу о том, как советские летчики  иногда учитывали сбитые вражеские самолеты. Пилоты других стран (как  например Хартман) нередко  многократно приписывали себе количество сбитых самолетов противника, зачитывая уничтоженные на земле и т.д.

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Последние комментарии
Новости
Нет комментариев
доступные
Статьи
Это ключ от 1С:Бухгалт...
Брал не в Китае, а зде...
Рассадник тараканов - ...
Золота на всех не хватит.
[b]Alex-007[/b] - не п...
Фотогалерея
Помню я такие марки, у...
Так авиапочта же. Там ...
При Пол Поте марки нав...
Ничего себе, а что она...
Это вино - шмурдяк, та...
Отдельные страницы
Нет комментариев
доступные
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал



Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

3,480,226 уникальных посетителей