August 20 2017 14:36:32
Навигация
Последние статьи
· JK-298 массажер, Кит...
· ЗП-220 звонок, СССР,...
· V-99 Hearing Aid - о...
· Cambridge Translator...
· Адаптер УКВ FM-U обз...
· SSBN-643 George Banc...
· Челябинск советский ...
· Г. Скребицкий "Хитра...
· Автомобили - реклама...
· Пармская обитель и с...
· Мирра Лохвицкая: Я х...
· XII в. Успенский и Д...
· XII в. Георгиевский ...
· Орхит - воспаление я...
· Болят «косточки» - з...
Иерархия статей
Статьи » Морской флот » Обстоятельства пожара на пассажирском теплоходе "Приамурье"
Обстоятельства пожара на пассажирском теплоходе "Приамурье"

Обстоятельства пожара на пассажирском теплоходе "Приамурье" (СССР) в японском порту Осака, 18.05.1988

 

 

Дежурная служба Министерства морского флота 18 мая 1988 г. получила сообщение из Дальневосточного пароходства:

«В 1 ч. 34 мин. по местному времени в японском порту Осака произошел пожар на советском пассажирском теплоходе «Приамурье» Дальневосточного морского пароходства. По предположениям возгорание произошло в одной из пассажирских кают, и вскоре пожар перекинулся на другие помещения...». В тот же день эта информация, а также освещение последующих событий в Осаке появились на страницах газет с разными подробностями, порой противоречивыми.

В Министерстве морского флота была создана комиссия под председательством заместителя министра О. Савина. Ей надлежало расследовать обстоятельства и причины пожара. Комиссия сразу же выехала во Владивосток. Начала свое расследование и Прокуратура СССР.

 

Главная государственная морская инспекция Минморфлота считает необходимым проинформировать морскую общественность о результатах расследования пожара на теплоходе «Приамурье» и рассмотрении этих результатов коллегией министерства.

Как явствует из материалов расследования, 7 мая 1988 г. теплоход «Приамурье» под командованием капитана А. Ерастова снялся из порта Владивосток в круизный рейс по маршруту Отару — Токио — Осака — Хиросима — Нагасаки — Канадзава — Владидивосток, организованный Бюро международного молодежного туризма «Спутник», На судне было 295 туристов — советских граждан и 129 членов экипажа.

 

Сразу же после выхода из порта Владивосток пассажиров ознакомили по судовой трансляционной сети с правилами поведения и противопожарным режимом на судне. 8 мая в 10.00 был проведен сбор пассажиров, на котором их проинформировали о действиях по судовым тревогам, использовании коллективных и индивидуальных спасательных средств, о путях эвакуации и требованиях пожарной безопасности на судах Министерства морского флота. Это было обычное мероприятие: пассажиров знакомили с правилами поведения на судне, являющемся транспортным средством повышенной опасности. Кроме того, до сведения пассажиров было доведено, что в соответствии с Международной конвенцией по охране человеческой жизни на море судно оборудовано всем необходимым. Поэтому от них требовалось только соблюдать установленный порядок, а в случае необходимости благоразумно действовать в соответствии с правилами.

 

Теплоход «Приамурье» прибыл в порт Осака 17 мая в 7.15 и ошвартовался к причалу центрального пирса. В 20.00 на 12-часовую стояночную вахту заступили четвертый помощник капитана и третий механик. К 21.00 все посторонние покинули борт судна. В музыкальном салоне проводилась дискотека.

 

18 мая с 00 ч. 00 мин. на вахту заступили также помощник капитана по пожарной части, матрос у трапа, пожарный матрос, дежурная бортпроводница и на вахту в машинном отделении — два моториста I класса. Вахтенный помощник капитана и пожарный матрос делали регулярные обходы по судну.

Как было установлено комиссией по соответствующим записям и расчетам, а также по показаниям свидетелей, в 01 ч. 25 мин., когда пожарный матрос, совершая обход, находился в отсеке кают 340—348, ничто не предвещало беды. С 01 ч. 35 мин. начался отсчет времени, каждая минута которого до 12.00 была тщательно выверена комиссией.

 

Вот о чем говорят факты. В 01.35 по судну прозвучала тревога колоколами громкого боя, а на пожаро-извещательном табло загорелась лампочка извещателя № 62. Она сигнализировала о пожаре в отсеке кают 3 класса (340—348).

 

Помощник капитана по пожарной части С. Воронин сразу же побежал по трапу, ведущему в блок кают 3 класса. Внизу по коридору к трапу бежал навстречу пассажир. Он кричал, что горит каюта № 346. Пожарный помощник быстро вернулся в администраторскую и по микрофону объявил: «Пожарная тревога. Пожар в каюте № 346. Аварийным партиям приступить к тушению пожара».

В это же время из траповых ниш, ведущих в каюты 3 класса, повалил едкий черный дым, который быстро заполнял вестибюль музыкального салона. Когда пожарный помощник заканчивал объявление, он увидел языки пламени. Дым и пламя быстро распространялись.

 

По тревоге начали выводить пассажиров на берег, герметизировать судовые помещения и локализовывать пожар. К сожалению, из-за стремительного распространения огня эти операции были проведены частично. Экипаж пожаром был разделен на две не связанные друг с другом группы: одна в носу, другая в корме.

 

Эвакуация пассажиров проводилась в разных местах: по установленной экипажем с кормы сходне было выведено 132 человек, по парадному трапу сошли 2 человека, по специально поданным с бака тросам спустились 53 человека, через иллюминаторы на причал вылезли 36 человек, и в воду с использованием индивидуальных спасательных средств было сброшено членами экипажа 22 человека. С воды плавающих подбирал японский катер. На причал с борта судна (высота около 2 м) спрыгнули 39 пассажиров, некоторые из них получили травмы.

 

Действия экипажа в значительной степени затруднялись тем, что очаг пожара находился в средней части судна. Для борьбы с пожаром было задействовано 7 пожарных шлангов. В задымленных помещениях члены экипажа работали в костюмах с изолирующими аппаратами (всего работало 7 человек), В 01.50 в результате воздействия огня были повреждены кабельные трассы, идущие на мостик, в том числе и кабели управления электродвигателями пожарных насосов, поэтому подача воды в пожарную магистраль прекратилась.

 

В период с 01.50 по 01.55 основная часть пассажиров была эвакуирована. В 01.55 к борту судна прибыли японские пожарные машины и катера, которые сразу включились в тушение пожара. В 02.00 по требованию японских пожарных экипаж судна сошел с борта, за исключением тех, кто в костюмах с изолирующими аппаратами продолжал поиск пассажиров и тушение пожара. Проведенной проверкой установили отсутствие 11 пассажиров, проживающих в отсеке кают 337—348. Однако члены экипажа не смогли проникнуть в этот отсек из-за интенсивного горения.

 

В 08.00 основной очаг пожара был локализован, а в 10.30 пожар полностью ликвидировали. К 12.00 обнаружили тела 11 погибших пассажиров.

В результате пожара выгорели каюты 3 класса №№ 340—348, каюты 1 класса правого борта №№ 101—133 и левого — №№ 102—112, музыкальный салон, каюты комсостава, расположенные на шлюпочной палубе, ходовой мостик и коридоры.

 

Комиссия установила, что причиной пожара явилось использование пассажирами в каюте № 346 личного электрокипятильника. Его оставили включенным в судовую электросеть без контроля, т. е. были нарушены установленные на судне правила пожарной безопасности, о которых пассажиров предупреждали с самого начала рейса.

 

Быстрое распространение пожара по судну, по заключению комиссии, произошло из-за задержки начала действий экипажа по локализации пожара и герметизации судовых помещений после объявления тревоги, из-за оставления пассажирами открытой двери в горящей каюте и наличия вблизи очага пожара (в каюте N9 346) горгочеактивных веществ, принадлежащих пассажирам.

 

Вместе с тем комиссия установила, что был упущен начальный момент возгорания: вахтенная служба не обнаружила признаков возгорания в закрытой каюте № 346 до срабатывания системы пожарной сигнализации, хотя пожарный матрос, совершая обход, в 01.25 (за 10 мин. до тревоги) был в отсеке кают 340—348 и не почувствовал запаха гари.

Кроме того, после объявления пожарной тревоги старший помощник капитана и старший механик отреагировали на сигнал тревоги с задержкой, что особенно отразилось на начальном, очень важном для локализации пожара периоде. Старший механик и электромеханик не предприняли мер к тому, чтобы из машинного отделения руководить борьбой с пожаром и обеспечивать надежную работу механизмов, прежде всего пожарных насосов. Вахтенная служба не сумела своевременно вызвать японскую береговую пожарную службу.

 

В работе пассажирской службы выявлен формализм в части повседневного контроля за соблюдением пассажирами правил пожарной безопасности, в частности за использованием нештатных электрических приборов. На судне не добились того, чтобы информация о действиях пассажиров при пожаре была доведена до каждого из них. Комиссия отметила недостатки и в работе руководства и ответственных работников Дальневосточного пароходства.

 

В период работы во Владивостоке комиссия проанализировала материалы проведенного опроса членов экипажа, провела собеседования с пассажирами и руководителями их групп, изучила выписки из судовых журналов, схемы и эскизы, судовую техническую документацию, просмотрела имеющиеся видеофильмы, снятые японскими гражданами в период пожара, ознакомилась с судовыми конструкциями, механизмами, оборудованием, противопожарными средствами и снабжением. Члены комиссии внимательно изучили расположение судовых помещений и пути эвакуации пассажиров на однотипных судах — теплоходах «Байкал», «Хабаровск» и «Мария Ульянова».

 

Результаты проведенной комиссией работы тщательно обсуждались в Дальневосточном пароходстве и на коллегии министерства морского флота.

Приказом министра капитан теплохода «Приамурье» А. Ерастов освобожден от должности капитана и лишен диплома капитана дальнего плавания сроком на 1 год в соответствии с п. 16 (ж) Устава о дисциплине работников морского флота.

 

В целях предотвращения подобных случаев в дальнейшем приказом министра определены широкие организационные меры, особенно в части профессиональной подготовки и тренировки экипажей пассажирских судов, а также технические меры относительно конструктивных изменений, регулирования и автоматического закрытия противопожарных дверей, изменения схем дистанционного пуска пожарных насосов и ряд других. Даны соответствующие поручения Регистру СССР, Главсудомеху, Главкадрам, Главфлоту, ЦНИИ морского флота и Госморинспекции.

 

Предписано всем начальникам пароходств пересмотреть на пассажирских судах организацию и инструктаж пассажиров об их действиях по тревогам, доводить до каждого из них информацию о правилах безопасности, средствах сигнализации и тушения пожара, путях эвакуации из кают, отсеков и зон судна и другое. Предусмотрено дооборудование судов бойлерами, снабжение термосами для круглосуточного обеспечения пассажиров кипятком. Ужесточены требования в части подготовки пожарной вахты, увеличения норм снабжения пассажирских судов противопожарным оборудованием. Предусмотрена замена изолирующих приборов КИП на дыхательные аппараты АСВ, снабжение пожарных партий УКВ радиостанциями для обеспечения связью в судовых помещениях.

 

Материалы по случаю пожара на теплоходе «Приамурье» переданы во Владивостокскую транспортную прокуратуру.

В своем приказе министр морского флота отметил, что администрацией судна, службами пароходства еще не в полной мере обеспечено выполнение требований Устава службы на судах ММФ, приказов министра «О мерах по предупреждению аварийности на флоте» и «Об аварии на теплоходе «Туркмения» и мерах по обеспечению пожарной безопасности на судах», а также требований Наставления по борьбе за живучесть судна.

 

Несмотря на то что экипаж теплохода «Приамурье» действовал в основном самоотверженно, отдельные упущения, отмеченные комиссией по конкретным лицам судового экипажа, особенно в начальный период пожара, не способствовали своевременной локализации огня и обеспечению положительных результатов борьбы с огнем для спасения оставшихся в отсеке кают 337—346 пассажиров.

 

Начальником Дальневосточного пароходства освобождены от занимаемых должностей и понижены в должности старший помощник капитана, старший механик, помощник капитана по пожарной части и помощник капитана по пассажирской части. Предупреждены о неполном служебном соответствии четвертый помощник капитана и электромеханик. Наказаны в дисциплинарном порядке руководители пассажирской судовой службы, а также работники служб пароходства, в том числе начальник управления пассажирского флота Ю. Шлыков и заместитель начальника пароходства по безопасности мореплавания О. Парфентьев.

Контроль за исполнением требований приказа министра возложен на Госморинспекцию, Главсудомех, Главфлот и Главкадры.

 

 

МОРСКОЙ ФЛОТ, 1988 г

 

***

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,385,853 уникальных посетителей