November 18 2017 04:37:41
Навигация
Последние статьи
· Джинсы, всякое такое...
· Товарный паровоз сер...
· Мастер и Маргарита -...
· Становление русского...
· Поэзия Довженко - о ...
· Готика - архитектура
· 1944 - Ганс Фриснер,...
· Н. К. Крупская - Что...
· 1924 - Акт комиссии ...
· 1921 - Ходоки у Ленина
· 1924 - Сообщение Ком...
· 1924 - Уфимские деле...
· 1924 - Протокол осви...
· Н.К. Крупская - Прие...
· 1924 - Официальная и...
Иерархия статей
Статьи » Мои » Из далёкого недалёка
Из далёкого недалёка

 

Из далёкого недалёка

 

 

Стихотворения

Михаил Дмитриенко

 

 

Мой друг, поэт-прохожий,
Что умер под обычным фонарём?
Зачем ты строил этим рожи?
Зачем дружил ты со зверьём?

 

Ты целовал искусанные губы,
Ты так любил использованных дам...
Они ничтожны! Мелки, глупы!
Они подстилки по интимнейшим делам.

 

И снова душа...
Друг мой, прохожий,
Двери закрой за собою, сквозняк...
У манекена души быть не может,
Они - это вымя, духи и коньяк.

 

 

*

 

 

Пусть день! Пусть ночь!
Пусть сон, пусть мрак!
Я убежал, я позабыл!
Состроишь глазки –
Этот знак
Неведом мне, не нужен мне...
Лишь эхо лая всех собак
Напомнил что-то в суете;
Как-будто видел где-то я –
Знакомый взгляд,
    знакомый звук,
            волнующий,
                  знакомый запах.
Только где?!

 

 

*

 

 

Во скопище народов, человечьих стад,
Затерян, одинок, живёт поэт.
Поэт поэту - друг и брат,
А если нет, так значит, нет...

 

 

* * *

 

 

Спички старо -
Зажигалки ново,
Курю папиросу - дым из ноздрей.
Приветливо машет
Пропеллер машины
И в небе тревожит ветхих чертей.

 

С наскоку решил
Познакомиться с жизнью,
Развязный будильник отчикал минуту -
Знакомство прошло,
Осталась изжога,
Жизнь и дамы - любят валюту.

 

Да где это видано?
Вот безобразье!
В зеркало глядь - там меня нету.
Лишь в облаке дыма
Парит папироса
И телефон глотает монету...

 

 

+ + +

 

 

Я, готовый растерзать
От любви свои мечты,
Не готов убить другого –
Даже если это гад.
Но - пока...
На всякий шаг
Нужно время и оружье,
Нужно злости накопить,
А потом уж всех убить
                        и простить...
По христиански

 

 

+ + +

 

 

Из безумно усталого неба
Спускаются жёлтые руки
И тянут за шиворот кверху,
К солнцу, к жизни счастливой.

 

Усталый ты и больной –
Гони все печали стальной кочергой!
Видишь, зараза как ширится,
Клеится и трепыхается?
Видишь - нарывов растут холмы,
А доброту, видишь ли злую?
Мы пришли не петь псалмы –
Выблевать аллилуйю!

 

Тянут за гриву мира кобылу,
Солнце - это ещё не ответ.
«Свету ура! Туманы в могилу!»,
Но что есть такое - свет?
Когда мерзавец прячет в тень
Своей души гниющей гниду
И освещает болтовнёю день,
То этот свет - расчёт, для виду.

 

Уж как наш поп во всём пригож!
Струит добро, смиренья благодать!
А еретический галдёж - сплошная ложь,
Но свет костров и света не видать...

 

А кости тех, на Колыме -
За три рубля, за правду ль, глупость?
Они гремят и их в псалме
Расчёт ворочает и, к чёрту жалость!

 

Мы дети жертв и палачей,
Увидели и говорим одно:
Не жгите попусту свечей –
Полезен свет лишь где темно.
Скрывают блёстками изъяны,
Обманы прячут в серость туч.
Срывайте мишуру - развеются туманы,
И высушит гнойник, палящий солнца
                                                       луч!

 

 

* * *

 

 

Лишь хозяин знает цену,
Собственник лишь бережёт добро.
Так-то оно так; всякому полену –
Медь, а куда девалось серебро?

 

О, как хочу в лицо вам плюнуть –
Известные хранители эгоистичных шкур!
О, как хочу! Слюны уже довольно –
Она крепка, тягуча, ядовита...
Она, как кислота, прожжёт добро,
Что нажито и выжато из жизней
Ста миллионов добрых и доверчивых
Сограждан.

 

Лишь собственник поймёт слова,
Что говорю я - нету тайн;
Полено - плаха - голова,
Всем топорам - народ хозяин.

 

 

* * *

 

 

Травы вереска и мяты,
Дождь и ветер из окна.
Все мы - мертвые солдаты,
Всё взяла у нас Страна.
Нам осталась горсть земли,
Имя наше - Неизвестно.
Помнят, разве ковыли?..
Вряд ли, если честно...

 

День прошёл, на белом свете
Всё погасло, всё забылось.
Вздрогни мир - твои мы дети!
Наше сердце вами билось.

 

 

* * *

 

 

Когда я стану известным поэтом,
Я полюблю давать всем советы.
С видом поэта прошедшего тернии,
Я изрекать буду Истину громко.
Я полюблю пить вино, делать вид,
Что мне всё равно какие там цены.
Я буду смеяться с телеэкранов,
Вальяжно раскинувшись в кресле-качалке.

 

Когда я стану известным поэтом,
Я Пушкина славить буду сквозь зубы
И смачно пуская дымные кольца
Юную деву в кровать затащу.

 

А после, когда закидают могилу,
Цветами, венками, речами и скорбью,
Я встану и крикну: «Я не был известным!»,
Я встану и тихо, незаметно уйду.

 

 

* * *

 

 

Была б война, а мертвецы найдутся.
А будут мертвецы - появятся попы.
И не дождавшись женщины другим смеются;
Их сыновьям расти до воинской тропы...
У церкви, как всегда, покойники любимы,
А с ней, не любит жизнь, проклятая война.
Была бы жизнь, не проносила б мимо
Бокал своей любви и верная жена.

 

 

 

* * *

 

 

©Михаил Дмитриенко, 2000, Алма-Ата

 

*

Михаил Дмитриенко автор этих стихотворений

 

Magic Mushrooms Ст. 228 УК РФ

 

USSR-2 новый Советский союз

 

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,604,832 уникальных посетителей