December 06 2022 06:24:02
Навигация
Последние статьи
· Котлеты - говядина и...
· Т-10М советский тяже...
· Gloucester королевск...
· Монета на убийство Ц...
· Завод Белит - унижен...
· НПО Агат, СССР - ист...
· The Beatles - ранние...
· Scharnhorst - найден...
· USS Stickleback зато...
· Santo Cristo de Burg...
· Следы викингов в Вел...
· Панкреатин - таблетк...
· Фестал - и прочие па...
· Maggi Супер золотой ...
· Игра Stray: Бродячий...
Иерархия статей
Статьи » Мои » Сахиб Ас-салам мудрец седобородый
Сахиб Ас-салам мудрец седобородый

Барса-кельмес, всё тот же…

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Прожив всю свою жизнь неудачно, как он думал сам, Али Алмас Барса-кельмес на старости лет прославился как поэт. Он слагал торжественные касыды, глубокомысленные рубаи, изящные газели, сложнейшие мухаммасы, мусаббы и так далее. По всему Востоку прокатилась слава великого поэта, даже дальше. Во всяком случае, в своём квартале наверняка!

 

О нём пели песни, что ещё на это можно сказать? Слава… Но всякий бездельник, которому самое место в зиндане, пытался обжулить аксакала, или, по крайней мере, примазаться к его славе. Но больше всего Али Алмасу досаждали те бездельники, что задают много вопросов другим, но мало себе. И вопросы у них всё одни и те же: как это ему, аксакалу, удалось стать знаменитым поэтом? Что надо сделать, чтобы достичь подобного? Трудно ли писать? В общем, глупости, а не вопросы! Мало того, всякий хотел быть поэтом и всякий уже мнил себя великим.

 

 

 

Раз пришёл к Али Алмасу падишах и давай задавать эти же вопросы. Али Алмас не знал гневаться ему или смеяться.

 

- Падишах, чтобы стать великим поэтом, - ответил он – Надо совсем немногое, это легко – надо карандаш и бумагу. И всё.

- Главное в том, - вставил околачивающийся рядом мальчик с узелком в руках – Главное чтобы хоть что-то приходило в голову!

- Не вертись под ногами! – отвешивая подзатыльник, прикрикнул на него падишах – Видишь, тут великие беседуют. Продолжайте уважаемый Али Алмас, так с чего лучше начинать?

- О, для этого надо действительно многое. Для начала надо изучить хотя бы десять языков, освоить десять ремёсел, десять лет путешествовать, десять лет прожить в роскоши, а потом ещё десять нищенствовать, получая подзатыльники. Нужно много страдать, много радоваться, много любить и много ненавидеть. Надо мало есть, но много впитывать. Много ещё другого для начала требуется. А потом, надо постоянно спрашивать себя: «А нужно ли тебе быть поэтом? Ведь поэт – это Чистота, это – тонко чувствующий, оригинально мыслящий, ярко переживающий человек. Можно быть таким и не становясь поэтом. Лучше быть таким, чем называться поэтом».

- А как же слава?

- Кому нужна слава, пускай те идут в факиры, в звездочёты или в уличные актёры…

- Трудное это дело… Какая уж тут бумага и карандаш? И как же вы ещё успеваете писать?

- О, великий падишах, не гневайся, я открою тебе тайну. Я знаю всего один язык – родной, - скромно сознался Али Алмас – Я не знаю ни одного ремесла. Я путешествовал не дальше вон той рощицы на горизонте и всю жизнь я жил не голодно, хоть и не всегда сыто. А спрашивать себя – нужно ли мне быть поэтом, я не спрашиваю. Я уже поэт и когда начинал писать никому не задавал подобных вопросов.

 

Когда падишах ушёл, Али Алмас подумал: «Даже осёл может задать вопрос…». На это ему ответил мальчик, словно прочитав мысль аксакала:

- Даже осёл достоин ответа.

 

 

Сложное в простом

 

В другой раз, когда Али Алмас прославился как учёный всех наук, падишах дал ему указание доходчиво изложить на бумаге все мысли. Пообещал большое вознаграждение и персидский ковёр в придачу. Али Алмас засел за работу.

Через год он принёс во дворец падишаха тоненький свиток, где каракулями был начертан алфавит.

 

- Более доходчиво я не сумел написать, - сказал он, краснея от стыда.

 

Говорят, что падишах разгневался и велел посадить Али Алмаса в зиндан на хлеб и воду. Падишах велел держать аксакала в темнице до тех пор, пока тот не напишет учебник по всем наукам для младших его сыновей.

Не прошло и года, как располневшего Али Алмаса отпустили на волю – он написал десять толстенных томов.

 

Так всегда, когда учёного мудреца просят изложить свои собственные взгляды – его ответ укладывается в две-три фразы простейших утверждений, остальное, мол, думайте сами. Когда же он излагает всем известные прописные истины – его многословью нет границ. Мудрец…

 

 

Правда, или что видно

 

В другой раз принёс один никому не ведомый юноша Али Алмасу свою поэму «Искандер, Мобед и Ризван», на десяти листах и говорит:

- Прошу тебя, прочти сей труд, может есть в нём хоть одна жемчужина?

 

Через неделю пришёл юноша и, поклонившись аксакалу, спросил весь красный от волнения:

- Что скажешь, мудрый Барса-кельмес? Только, заклинаю, не хвали! Не похвалы я жду, а правды. Скажи мне правду, какой бы она горькой не была.

- Ну что же, юноша, хоть правда и не жемчуг, но сказать её я всегда готов – если б умел!

- О, сладкоголосый, ты терзаешь меня!

- Охладись, сядь, я скажу. По твоей поэме, юноша, я могу сказать, что ты любишь мясо испечённое на углях, и не любишь сушеный виноград. Видно, что ты бывал в Персии, но не был в Багдаде. Что ты много читал Коран, но в глаза не видел книгу Зенд. Что ты Харута от Марута отличить не можешь. Потом, видно, что сердце твоё занято одной противоречивой до сумасшествия красавицей, стройной как алиф, с губами как уинаб, в глазах у которой мерцает хабеш, а у тебя калым платить нечем и ты себя уже видишь мёртвым шахидом… Уж не знаю я откуда ты все эти слова раздобыл! Но всё это видно из твоей поэмы, а правду, которую ты так хочешь знать – правду не так легко разглядеть…

 

Говорят, что этот юноша очень расстроился и, вздохнув, сказал Али Алмасу: «Эх ты, поэт, увидел нити, а ковра не разглядел! Правда-то в Мысли! А мысль такова: велик Искандер, да страна у него маленькая была…».

Говорят также, что на это находчивый мальчик, который как всегда подвернулся под руку, заметил: «Твои владения ещё меньше, где же твоё величие?».

 

 

«Езжай!»

 

В полуденный зной сидел как-то Али Алмас на коврике в тени большого карагача у своего дома и дремал. Вдруг его кто-то окликнул. Открыл глаза аксакал и видит, что перед ним всадник.

 

- Здравствуй, многие годы тебе, аксакал, - обратился незнакомец к Алмасу – Не подскажешь ли мне далеко ли дворец падишаха, долго ли мне до него добираться?

- Езжай. – только и ответил ему аксакал, махнув рукой.

- Конечно, седобородый, я поеду, на то у меня и конь, - пожал плечами незнакомец и, подумав, что старик верно глухой, ещё громче спросил – Далеко ли до дворца?

- Езжай.

- Вот несчастный старик! – воскликнул всадник и пришпорил лошадь.

- Через час будешь, - услышал он в спину.

 

Вернувшись, незнакомец гневно спросил аксакала:

- Что же ты сразу не сказал? Я гонец, спешу с важным поручением, мне шутить некогда!

- Должен же я посмотреть прыть твоего коня, - был ему ответ.

 

Мораль: если требуешь точности от других, будь точен сам.

А аксакал давно уж дремал и видел сон, в котором он пил вино, а его сосед мулла грозился страшною карой. Захмелев, Али Алмас ему сказал такие слова… Впрочем, аксакал забыл! Он проснулся и начал припоминать.

 

 

Открытие

 

Однажды был пьян Али Алмас, да ещё пожевал опиума – упал, уснул и во сне сделал важнейшее открытие. А утром – ну хоть разбей голову о стену – не может вспомнить, что за открытие он сделал! Но недаром Али Алмас слыл мудрым аксакалом, купил он вина целый бурдюк, выпил его и пожевал опиума. Тут же в голове всё прояснилось и он вспомнил! Быстро нацарапал аксакал на песке палочкой суть своего открытия и погрузился в свой нечестивый сон. И снова утром он проснулся – хоть голову на плаху – ничего не помнит! Случайно взглянул вниз, а на песке слова:

 

«Велик мой разум, а тело ещё больше»!

 

 

Степень греха

 

Как-то к аксакалу Али Алмасу Барса-кельмесу пришли гости – старые друзья, такие же аксакалы как он сам. Один из них, Али Балмас, вытащил из-под полы халата большой бурдюк.

- Ну, добрый хозяин, доставай пиалы, - сказал он.

А в бурдюке оказалось красное хмельное вино.

- Ой, какой же я нечестивец! Пёс я облезлый! – громко закричал Али Алмас выпивая чашу вина – Чтоб я пропал!

Удивились гости, но выпили, покушали изюм, налили ещё.

- Покарай меня огненный меч аллаха! Такому только и место, что в яме с отродьем человеческим! – прокричал Али Алмас и выпил вторую чашу с вином.

Гости тревожно переглянулись, но промолчали. Третий раз Али Алмас разразился ругательствами в свой адрес:

- Нет прощенья мне, бесстыжему старику, грешнику! Осёл и тот правоверней меня! Убить такого Аксакала, позор миру несущего, и то будет мало!

Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google

Последние комментарии
Новости
На территории Турции р...
Еще вчера глупенькие у...
Сейчас Мотор сич не бо...
Америка страна мошенни...
Сперва уничтожают пром...
Статьи
Меня умиляют такие стр...
В общем-то, "заказные ...
Красивые часы были - о...
Фестал лучше и Креон т...
Был очень похожий - по...
Фотогалерея
И где вы все это берете?
Раньше и Казахстан и г...
Не могу понять - почем...
Во времена СССР натура...
А - такой маленький пр...
Отдельные страницы
Днем 24 мая 2022 года ...
Сейчас снова начали ст...
Это кошмар... Казахста...
А вывод очень скупой -...
Этих Гизов разрекламир...
Счетчики

Яндекс.Метрика
11,460,071 уникальных посетителей