May 26 2024 07:46:02
Навигация
Последние статьи
· Хранение АКБ ноутбуков
· 1919 - Дочь революции
· Отряд «Бороды»
· Атомный ледокол «Ленин»
· Подснежник
· Маки цветут
· ГСВГ – 1977 год
· Нежность
· Ленин и Щорс
· Разведка под водой
· Акустики не подведут!
· Владислав Соколов – ...
· Фестиваль эстрадного...
· Новый квартет Шостак...
· Концерт в честь 75-л...
Иерархия статей
Статьи » Криминалистика » Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности
Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности

Криминологическая характеристика... окончание

 

Часть 1 - Часть 2

 

Профессиональная преступность

 

После достаточно продолжительного периода умолчания (с 40-х годов) отечественные криминологи впервые смогли открыто заявить о существовании в нашей стране “профессинальной” преступности (это можно отнести и к организованной) лишь после известных событий... Исследования (в части организованной преступности) проводились ныне доктором юридических наук, профессором А. Гуровым, во ВНИИ МВД СССР (РФ). Всем известны громкие публикации в журналах “Родина”, “Огонек” и книга “Империя страха”. Реакция на них, как у специалистов, так и у “обывателя” конечно не одинаковая. В учебниках раздел “Криминологическая характеристика профессиональной преступности” появился лишь в 1994 году (под ред. Кузнецовой и Миньковского /с.с. 312-332/). В последнем (под ред. Кудрявцева и Эминова /с.с. 233-256/) он именуется “Профессиональная преступность и ее предупреждение”. Оба, вышеуказанные, разделы написаны одним автором - А. Гуровым. Но было бы неверно утвердать, что она не изучалась. О ней упоминалось либо как о пережитке, либо как о части рецидивной. Конечно-же о ее существовании не писалось и не говорилось вслух. Но каждый “обыватель” знал и знает, что кошелек при входе в общественный транспорт надо убрать подальше...

 

Итак, из книг, художественных фильмов, истории криминологии нам известно, что еще в конце 19-го века Парижская тайная полиция выделяла профессиональных преступников (лиц, систематически совершающих кражи, мошенничества и другие преступления против собственности, достигая при этом известной ловкости и мастерства); тип “профессионального преступника” был выделен в классификации правонарушителей на Гейдельбергском съезде международного союза криминалистов в 1897 году (основной его чертой называлось - упорство, нежелание отказываться от своего поведения и с использованием определенных навыков); Ч.Ломброзо выделял этот тип преступника; в России ряд правоведов, в т.ч. С.Познышев и И.Фойницкий) выступали против употребления термина “профессиональный”; их еще называли “привычными, упорными, хроническими, неисправимыми” и т.д.

 

Из истории этого вида преступности в дореволюционной России ученые отмечали:

 

-понятия “профессиональный” преступник не было, но к ним относили лиц, совершающих отдельные виды имущественных преступлений;

-борьба с ними велась разными методами (начиная с клеймения и заканчивания созданием специальных поисковых групп сыщиков, облавами и пр.);

-исследования свидетельствуют о том, что число профессиональных преступников по отношению к основной массе правонарушителей относительно невелико;

-существование различных криминальных специализаций (их количество только в среде “воров” указывается в размере - 25. Среди них громилы (грабители), медвежатники (взломщики сейфов), ерши (магазинные воры); фармазонщики (мошенники) и т.д.)

 

В связи с политическими и социальными изменениями в стране, а также развитием техники круг преступных “профессий” значительно расширился. Авторы выше указанных учебников единодушны в утверждении, что в число специфического рода профессиональной преступной деятельности можно включить и, свойственную только отечественной криминальной среде, “неформальную группировку” - “воры в законе”.

 

Ниже автор лекции остановится на одной из версий возникновения этого достаточно сложного преступного института, о его изменениях и современном состоянии. А пока определимся с имеющейся в нашем активе теорией “профессиональной” преступности вообще.

 

Сопоставим в таблице четыре признака, характеризующие в русском языке понятие“профессия” (как общее) и криминальная профессия (как частное). Сопоставление до “единичного” можно продолжить самостоятельно, применяя эти признаки к конкретным преступным профессиям:

 

Признаки профессии

Признаки криминальной профессии

 

1. Род трудовой деятельности (занятий) Устойчивый вид преступного занятия (специализация)

 

Показателем его является специальный рецидив, но не всегда в уголовно-правовом смысле, т.к., например, мошенники или карманные воры “со стажем” систематически совершавшие преступления в виде промысла, но являющиеся латентными.

 

Следующим показателем является множественность. Здесь имеется ввиду повторность однородных преступлений (а не идеальная совокупность, разница между которыми во времени преступных деяний), которые совершаются в течении длительного времени. Она еще называется “криминальный стаж”.

 

Профессиональные преступники могут быть неработающими; считающими работу как “хобби”; числиться на какой-либо должности, но не работать; использовать свою работу как условие для преступной деятельности и отдельного выделения “заслуживают” лица, занимающиеся бродяжничеством.

 

2. Определенная подготовка Определенные познания и навыки (квалификация).
Каждый профессиональный преступник в зависимости от выбранного вида преступлений с учетом степени и характера знаний, подготовки, физических возможностей определяет для себя более узкую специализацию, т.е. квалификацию (использование отработанных до автоматизма практических навыков, с использованием специальных приемов, знание специальных слов, сигналов и пр.). Как в любой деятельности, так и в преступной наблюдается профессиональное разделение труда (специализация). Подготовка строится на: криминальном опыте и совершенствуется методом проб и ошибок.

 

Специалисты выделяют следующие основные преступные квалификации: карманные, квартирные, магазинные воры, похитители автомашин, антиквариата (в каждой из них насчитываются десятки различных “специальностей”). Например, карманники подразделяются на работающих в разных местах (наземном общественном транспорте, метро, рынках и пр.) Различие можно провести и по способам совершения карманных краж (с помощью тех. средств, прикрытия и пр.); существуют и вспомогательные, более мелкие квалификации (карманник, принимающий похищенное (пропальщик), вор, отвлекающий жертву - тырщик, обучающий новичков (козлятник) и пр. Карманные воры в России всегда отличались высоким профессионализмом. Их раскрываемость “очень высока” - от 0 до 3%%.

 

Больших успехов в настоящее время добились т.н. “домушники”.

 

У “мошенников” насчитывается около 40 категорий “специалистов”, среди которых наибольшее распространение получили шулера, наперсточники и кукольники.

 

В одном из учебников выделена среди корыстно-насильственных преступников, как обладающая высоким профессионализмом, группа вымогателей (рэкетиров). Позволю себе не согласиться с этим положением. Рэкет - это низший уровень криминальной специальности, где действуют только стаей и отсутствует индивидуальное мастерство, стойкость и мужество переносить лишения и физическую боль. “Профессионалы” из преступников брезгуют рэкетом и презирают рэкетиров - сытую и еще не битую молодежь.

 

Экономические преступления совершаются также с помощью, уже установленных, 200 способов, каждый из которых требует специальных знаний и навыков.

 

Круг криминальных услуг увеличился за счет расширения специалистов в этой области. Утвердился институт наемных убийц - киллеров, среди которых есть и мужчины и женщины.

 

Сегодня, уже с полной ответственностью, в этот список можно внести и профессию “профессионального террориста”.

 

3. получение материального дохода (либо является источником существования) преступления как источник средств существования.

 

Здесь имеется ввиду либо основной источник существования, либо дополнительный, но существенный. Преступления еще и как источник накопления первичного капитала. Каждый знает о том, что профессиональные преступники имеют свои специальные фонды (“общаки”) и “кассы взаимопомощи”.

 

4. связь индивида с социально-профессиональной средой определенные контакты с антиобщественной средой (связь индивида с асоциальной средой), т.н. субкультура. О многих особенностях субкультуры мы еще будем говорить ниже. Определимся, что связь между преступником и средой существует для общения, организации совместных действий. Большую роль в становлении этих связей играют традиции, законы и иные неформальные нормы поведения. Их действие может быть ограничено или распространяться на всю страну; одни действуют в ИТУ, другие только вне их, а многие универсальны; различно в зависимости от норм установленных национальными традициями и местными пережитками.

 

Дополнительными элементами этого признака является:

 

- пециальный жаргон (общеуголовный, тюремный и специально-профессиональный);

 

- система кличек (Не всегда здесь можно говорить о необходимости их использования в целях конспирации, скорее это краткая характеристика или производное от фамилии или имени. Например: Барасадзе Гиви Александрович, 1928 г.р.. кличка “Гиви” и “Дедушка”; Гранин Константин Леонидович, 1967 г.р., кличка “Кот”; Илларионов Юрий Юрьевич, 1965 г.р., кличка “Ларик”; Красиловский Борис Михайлович, 1952 г.р., кличк “Жид”; Мамотин Сергей Александрович, 1949 г.р., кличка “Серега Мамота” и т.д.;

 

- татуировки - число татуированных осужденных в местах лишения свободы достигает 75-95%. Это может быть и рисунок (композиция); фразы (например, “Не забуду мать родную”); первые буквы фразы (например, “Кот” - коренной обитатель тюрьмы); сочетание перечисленных компонентов (например, рисунок оленя и слово “Север”). Татуировки могут быть нанесены практически на всех частях тела, в т.ч. и на лице. Некоторые из них наносятся насильно. Специалисты классифицируют их еще на старые и новые;

 

- а также блатные песни, манера поведения и пр.

 

Дефиниция профессиональной преступности пока еще точно не определена. Ученые еще будут работать, а пока определим ее, как относительно самостоятельный вид преступности, включающий совокупность преступлений, совершаемых преступниками-профессионалами с целью извлечения основного источника доходов. В учебнике под ред. Кузнецовой и Миньковского Вы можете найти более объемное определение (стр.314) Предлагаю Вам самим подумать над своим вариантом дефиниции.

 

Профессиональная преступность объясняется:

 

- существованием уголовно-воровских традиций и обычаев, корни которых в России уходят ко временам Ваньки Каина, от поволжских разбойников и передаются из поколения в поколение. Феномен их живучести должны объяснять социологи и психологи. Каждый гражданин, даже не побывавший ни разу в милиции знает, что уже в следственном изоляторе нельзя работать в жилой и запретной зонах, общаться с опущенными и т.д.; начало профессиональной преступной деятельности. со свойственной ей романтикой, еще с несовершеннолетия;

 

- и социальными условиями, способствующими профессиональной преступности. Среди них: противоречия в распределительных отношениях; ослабление некоторых социальных и нравственных институтов; недооценка правоохранительными органами общественной опасности профессиональной преступности (в настоящее время формы и методы работы правоохранительных органов значительно отстают как в теоретической, так и материальной подготовленности). Среди оперативного аппарата МВД РФ 90% сотрудников имеют стаж работы до 3-х лет... и т.д.

 

Предупреждением этого вида преступности конечно должны заниматься специально подготовленные люди. Может быть это тофтология, но с профессионалами должны работать еще лучшие профессионалы. И если последними окажутся сотрудники правоохранительных органов, то только тогда можно будет увидеть положительные результаты. Главная работа здесь достается законодателю, МВД и особенно той его части, которая работает с осужденными. Но помогать им должен практически каждый. В чем может быть выражена превентивная помощь правоохранительным органам со стороны пограничников. Ее объем конечно зависит от места службы и должности, которую Вы будете занимать. Конечно понимание вопросов, связанных с профессиональной преступностью будет помогать Вам работать с личным составом. Сможете Вы объяснить откуда она, что скрывается под достаточно заманчивыми перспективами, ложным фарсом и специальной субкультурой, чем чаще всего кончают свой жизненный путь эти преступники - может быть тогда будет действенным ограничение распространения воровских традиций и обычаев, разрушаться негативное влияние преступников на Ваших подчиненных (причем уже пустившее свои корни еще до службы в ПВ и те, которые могут появиться после нее).

 

Если Вы служите на КПП, особенно в портах (авиа-, реч-, мор- или ж/д вокзалах), то непременно будете соседствовать с рядом профессионалов-преступников. Здесь будут мошенники, воры, сутенеры и околопреступники - проститутки, несовершеннолетние “помощники” и т.д. Ограничте до минимума контакты подчиненных с ними; обеспечивайте оперативным прикрытием криминогенные места; собирайте доказательства преступной деятельности и привлекайте к ответственности по закону... А для этого надо учить ОРД, УПЦ, УП, Административное право, криминалистику и конечно криминологию.
В следующей лекцией нашего курса мы будем рассматривать вопросы, связанные с организованной преступностью, но прежде чем мы сможем их обсуждать, нам надо разобраться из кого она состоит. Наибольший интерес, прежде всего, представляют “воры в законе”. Этот институт не имеет аналогов нигде в мире, это наше, но имеющее советские корни. История его возникновения, на мой взгляд, представляет определенный профессиональный интерес.

 

Так, изданный 8 марта 1931 года приказ ОГПУ № 108/65, предписывал органам ОГПУ проводить мероприятия по чистке личного состава милиции и УГРО, вести борьбу с засоренностью аппарата милиции и УГРО, предупреждать проникновение в агентурный аппарат милиции и УГРО преступного элемента и вести наблюдение за проведением этих директив в жизнь.

 

И вот что интересно. В этом же приказе рекомендовалось привлекать классово близких пролетариату и крестьянству людей для выявления чуждых элементов, проникающих в органы милиции и УГРО. Практики совершенно однозначно трактовали данное положение как возможность использовать уголовников (!) в борьбе с врагами народа.

 

Однако существовала одна немаловажная тонкость. Милиции и УГРО строго запрещалось заключать с уголовниками какие-либо соглашения и выходить за рамки, четко ограниченные существующим законодательством. В результате органы милиции не могли и не пытались изучать среду преступного мира и имели о ней самое поверхностное представление как просто о кучке воров и рецидивистов, занятых преступным промыслом. Поимка за этот промысел и была целью органов милиции и уголовного розыска. Попытки же установить контакт с представителями преступного мира для глубокого оперативного проникновения в эту среду были чреваты обвинениями в измене родине.

 

Подобного рода операциями занимался отдел Уголовного Розыска Главной Инспекции ОГПУ, в функциональные обязанности которого входили разработка и внедрение методов борьбы с уголовной преступностью.

 

С 1929 года в СССР начался новый виток массовых репрессий, в результате которого количество заключенных в местах лишения свободы достигло большой концентрации. В этом же году было создано ГУЛАГ, где контрольные функции осуществляла Главная инспекция ОГПУ.

 

Естественно, что возникала опасность недовольств со стороны тех, кто в них содержался. Чтобы ее устранить, в лагерях началась активная вербовка в качестве агентов ОГПУ уголовных авторитетов из числа профессиональных уголовников, с помощью которых можно было бы обеспечивать необходимую дисциплину среди “троцкистов” (осужденных по ст.58). Им было запрещено заниматься политикой, самим участвовать в насилии над осужденными, иметь собственность свыше положенного рядовому осужденному. Взамен им предоставлялись существенные послабления в режиме содержания: они не работали и имели возможность свободного передвижения по лагерю для встреч с нужными людьми и сбора информации. Сначала их называли “блатные” или “блатари”.

 

Сами же они себя стали называть “воры в законе”. Это звание звучало и звучит гордо. Они считают, что “в законе” - значит авторитет признан по закону преступного мира и сам он соблюдает воровские законы. Но так ли это? Слово “вор” - для работников исправительно-трудовых учреждений является нарицательным. Оно означает (также как и “жулик”, “зэк”и пр.) - осужденного находящегося в ИТУ. А “в законе” означало, что авторитет завербован ОГПУ-НКВД, что позволяло ворам в законе так свободно вести себя в зоне. Сейчас, к сожалению забыто, почему они были выделены из остальной массы осужденных и с какой целью использовался их авторитет.

 

Эту “правду жизни” знают немногие.

 

В предвоенные годы служба безопасности, породив “воров в законе”, продолжала опекать их. За их видимым авторитетом, в действительности стояло неукоснительное выполнение инструкций. Достаточно привести несколько примеров:

 

- “отца советской космонавтики” С.П.Королева, в заключении, опекал вор в законе по кличке “Батя”. Он в буквальном смысле слова спас его от смерти - не дал замерзнуть в сильные морозы, подарив собственный полушубок. Можно ли назвать это благородством, если ему было дано задание оперативным работником - отвечать головой за жизнь “Профессора” (кличка Королева);

 

- за два года до войны воровской “съезд” принял установку - не грабить военных. В любое время суток, в любом месте, трезвые или совершенно пьяные, военные были в такой же безопасности, как в штабе дивизии. Была ли это пылкая любовь к защитникам Родины? Нет, это был приказ воров в законе, за которыми стояли их настоящие хозяева - оперативные службы НКВД.

 

Уже к 40-м годам воровское движение видоизменилось. Был выработан неписанный воровской закон. Он представлял собой выработанные криминальной практикой принципы поведения, которых вор в законе должен придерживаться и руководствоваться им в блатной жизни. Считается, что главным принципом было - невмешательство в политику. Но это, как представляется, не так. В одном из интервью Джаба Иоселиани (один из авторитетов преступного мира СССР, в 37 лет севший за школьную парту 8 класса, в 39 поступивший в институт, защитивший диссертацию, ставший профессором искуствоведения и депутатом парламента Грузии, лидером распущенного Э. Шеварнадзе 2.10.95г. военизированного движения “Мхедриони”) выразил свое мнение таким образом - укрепление воровских традиций “было единственной формой сопротивления советской власти” (Московские новости, №67, 1-8 октября 1995 года).

 

Воровские традиции он характеризовал так: ”... в лагере никогда национализма не бывает (не было - Л.Т). Всерьез человека зверем назвать или жидом - исключено... вор в тюрьме жить не должен - он должен убегать. Но и на свободе ему долго нельзя. Я помню мне говорят про одного: его надо убить. Как, почему? А он говорят, уже три года на свободе. Значит должен паспорт иметь, прописку, работу... Работать вору нельзя было категорически (в армии служить также - Л.Т.).

 

Но это раньше. А теперь они в доле сидят. Такого не было - в доле! За разбор если деньги получил - не дай Бог! Убили бы сразу.

 

А еще - убивать нельзя было, за это сразу исключали. Только если ты защищался. Мокрушников за людей не считали. А теперь... теперь это гангстеризм какой-то западного толка. Уходит благородное начало”

 

Конечно, Вы не могли не заметить противоречия в словах этого “авторитета”. Убивать нельзя, но если бы он перечислил за что можно, наверное, не хватило бы всей нашей лекции, да и он сам в своей преступной деятельности не забыл испачкать руки чужой кровью.

 

Те “воры в законе”, которых можно назвать вторым поколением, сегодня называются “старые”, “честные”, “традиционалисты”, “праведники”. Самых старых и опытных из них называют “родской”, “бродяга”(их основными качествами должны быть бесстрашие, прекрасная память и способность чинно, в духе лучших традиций, проводить воровские разборки). Этим ворам свойственно наличие авторитета, независимость, воровское братство, презрение к власти и полная свобода личности, нетерпение возле себя дураков.

 

Деятельность, законы, классификация так называемых “новых воров”, появление которых связано с началом перестройки и распадом СССР, пока трудно поддается анализу. Называют их по-разному: “модернисты”; “апельсины”(“скороспелые воры”, заработавшие авторитет в ИТК. Это “реформаторы”, преимущественно кавказского происхождения, пользующиеся методами насилия, рэкета, подкупа и пр., взявшие на вооружение политические методы борьбы с правоохранительными органами и государством); “лаврушники” - воры, получившие свой высокий сан не за конкретные “заслуги” (многие из них в отличие от “честных” воров много не сидели или не сидели вообще), а с помощью денег, подкупа или использования личных связей с высокими покровителями из криминального мира. Количество последних (лаврушников) особенно выросло за 90-е годы. Думается, что свое название они получили от “лаврового венка”(короны).

 

Здесь же появляется некоторое разделение и по национальному признаку. Представителей кавказских воров называют “пиковая масть”. Они первыми стали обзаводиться семьями, не складывая с себя полномочий воров в законе. Объясняется это тем, что теневые промыслы приносили им огромные прибыли. Их требовалось передать в надежные руки, чтобы пользоваться доходами и приумножать капитал, вкладывая его в различные подпольные производства. И только семейные узы дают гарантию надежности подобных операций, среди них родственные связи и обязательства имеют особую значимость. Влияние “крестных отцов” на целые регионы имело и положительные и отрицательные последствия. Жажда наживы привела к ожесточенной конкурентной борьбе между семейными кланами на Кавказе, в т.ч. эти последствия отразились и на межнациональных конфликтах на Кавказе и в Закавказье.

 

Примером изменения воровской тактики является и “обращение ко всем осужденным СССР” (1988 год), распространенное от имени “Брата Тенгиза” (Чичинадзе Тенгиза Гурамовича, 1962 года рождения), которое само по себе нарушает преступные традиции, т.к. раскрывает тактику и роль криминальной среды. В этом воззвании к “городу и миру” основная мысль звучит так: “... пока красные дерутся между собой” необходимо брать власть в стране, а в первую очередь - заставить правоохранительные органы выполнять требования преступного мира”...

 

К сожалению, правоохранительные органы, и в конечном счете государство просчиталось, т.к. не использовало тот момент, который можно назвать расколом в преступном мире. В России появился неконтролируемый профессиональный преступный мир, который в настоящее время преобрел “организованные” формы.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Как Вы уже поняли раскол в“воровском братстве” привел к бесконтрольности уголовной среды, бурному ее росту и развитию насилия. Наивно было бы считать, что “традиционалисты” не будут всеми силами спасать свое “воровское братство”. Спорный вопрос о том, надо ли в это вмешиваться или закрывать глаза правоохранительным органам... Здесь можно привести и отрицающие и утверждающие доводы. Жизнь покажет, да и не нам с Вами это решать. Но каждый из Вас, находясь на своем месте, со специальными профессиональными знаниями пограничника и юриста, должен охранять государственную границу не от законопослушных граждан, а от всех правонарушителей и особенно от преступников, которые покушаются на интересы, ценности, благосостояние и честь России.

 

***

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google

Последние комментарии
Новости
Ох уж эти игры - прямо...
Не - это все унылые иг...
Системные требования с...
Президент Турции Редже...
Что-то ни черта не нак...
Статьи
В коробочке лежат эти ...
Непонятно - что делает...
Да я думаю все это ска...
Хорошая игра - кто спо...
А вот еще шахматная за...
Фотогалерея
Вот тоже - большая час...
Вот такие напитки - пр...
Хорошо и стильно сдела...
И морды мерзкие у них!
Надо же - и это сохран...
Отдельные страницы
С днем рождения - наш ...
Уважаю - великий челов...
На окошке стоит родимы...
Ну, сейчас лекарства е...
Статья чистая антисове...
Счетчики

Яндекс.Метрика
14,054,601 уникальных посетителей