July 23 2017 05:35:40
Навигация
Последние статьи
· JK-298 массажер, Кит...
· ЗП-220 звонок, СССР,...
· V-99 Hearing Aid - о...
· Cambridge Translator...
· Адаптер УКВ FM-U обз...
· SSBN-643 George Banc...
· Челябинск советский ...
· Г. Скребицкий "Хитра...
· Автомобили - реклама...
· Пармская обитель и с...
· Мирра Лохвицкая: Я х...
· XII в. Успенский и Д...
· XII в. Георгиевский ...
· Орхит - воспаление я...
· Болят «косточки» - з...
Иерархия статей
Статьи » Тайное и неведомое » Следы сходятся в космосе
Следы сходятся в космосе

Следы сходятся в космосе

 

 

1. Тайна рождение Луны

 

Тайна рождение Луны представления древнихНаличие у нашей планеты спутника — Луны — представляет серьезное затруднение для существующих космогонических теорий. В 1879 году геофизик Джордж Дарвин, сын великого биолога, изучая приливную эволюцию системы Земля—Луна, пришел к выводу, что большая полуось лунной орбиты увеличивается. Просчитав эти изменения в обратной последовательности до среднего расстояния между телами в 15 земных радиусов, Джордж Дарвин предположил, что когда-то Луна выделилась из быстро вращающейся, потерявшей устойчивую форму Земли. Сейчас специалисты считают эту гипотезу неприемлемой: момент количества движения системы Земля—Луна даже при учете действия солнечных приливов недостаточен для того, чтобы в прошлом могла возникнуть вращательная неустойчивость Земли. Кроме того, при отделении Луны ее первоначальная орбита должна была лежать в плоскости земного экватора, а, как показывают расчеты, современная лунная орбита несовместима с экваториальной в прошлом.

 

Согласно другой гипотезе, Луна сконденсировалась из пылевого и газообразного вещества в окрестностях Земли. Но исследования истории лунной орбиты противоречат и этой гипотезе. Если Луна сконденсировалась на расстоянии не больше 10 земных радиусов от Земли, то ее первоначальная орбита должна лежать в экваториальной плоскости нашей планеты, а это, как сказано, несовместимо с современной ориентацией лунной орбиты. Если бы Луна сконденсировалась на расстоянии больше 30 земных радиусов, то ее орбита лежала бы с самого начала и до настоящего времени в плоскости эклиптики, а это тоже не так. В промежуточной же зоне от 10 до 30 радиусов частицы не могут концентрироваться вблизи одной плоскости, и это делает необъяснимым образование здесь такого крупного тела, как Луна. Наконец, время, в течение которого орбита эволюционирует от любого первоначального состояния до современного, по крайней мере в несколько раз меньше возраста Земли.

 

Давно высказывалась, но не принималась всерьез гипотеза о захвате Луны Землей, теперь возврат к ней стал обоснованным. Главное возражение против возможности такого захвата следующее. Считается, что приливное взаимодействие увеличивает эксцентриситет лунной орбиты, а поскольку в настоящее время он мал (0,055), то Луна должна была оказаться захваченной сразу на круговую орбиту, что крайне маловероятно. Однако пока нет достаточно строгого обоснования этого возражения, и не исключено, что дальнейшее уточнение наших сведений о Земле и Луне приведет к противоположному выводу: сильно вытянутая орбита захваченной Луны на первой стадии приливной эволюции округляется вследствие очень интенсивного рассеяния энергии. Последнее обусловлено большими деформациями тел при сильном сближении их в перигее. Пока специалисты будут искать окончательное решение вопроса, обратим внимание на другие интересные особенности, которые трудно объяснить с точки зрения единства происхождения Луны и Земли.

 

Для Земли Луна слишком велика. Лунный диаметр равен 0,27 земного, а масса — 1/81 земной. У остальных планет Солнечной системы относительные размеры спутников во много раз меньше. Среди них самый крупный спутник Сатурна — Титан. Диаметр и масса Титана по отношению к Сатурну составляют соответственно 0,043 и 1/4700. Примерно таково же отношение суммарной массы всех спутников к массе планеты. Правда, относительные размеры Тритона, спутника Нептуна, несколько больше, но о Тритоне будет особый разговор.

 

Ввиду исключительного соотношения размеров Земли и Луны более правильно назвать эту пару двойной планетой.

 

Но вызывает удивление большое несходство членов этой семьи в другом отношении: средняя плотность Земли — 5,515, а Луны — 3,33. Дело в том, что в Солнечной системе плотность планет постепенно убывает по мере удаления их от Солнца, как видно из таблицы 1. В ней не указаны планеты-гиганты типа Юпитера, а также Венера, потому что у этих планет очень мощная атмосфера и истинного диаметра твердого тела мы не знаем. Современные космогонические теории убедительно объясняют эту закономерность давлением излучения Солнца на вещество газового или газо-пылевого облака, из которого сконденсировались планеты. Малая плотность Луны была бы закономерной, если бы она образовалась где-нибудь за орбитой Марса, но, чтобы объяснить такую плотность в поясе земной орбиты, надо найти какой-то особый механизм формирования Луны. Вряд ли аномалия обусловлена малым размером этого небесного тела: Меркурий превосходит Луну в диаметре всего в 1,37 раза, а плотность его больше земной в полном согласии с общей закономерностью.

 

Плотность планет и спутников солнечной системы

 

Известная аномалия наблюдается и в форме Луны: полярное сжатие и вытянутость по направлению к Земле не соответствуют нынешним условиям движения нашего спутника.

 

Если гипотеза о захвате Луны заслуживает серьезного внимания, то следует пристальнее присмотреться к возможным следствиям и сопутствующим обстоятельствам этого важного космического события. Прежде всего обратим взор к нашей планете.

 

2. Подвижные континенты

 

На Земле есть свои труднообъяснимые загадки. Легко заметить, что существует большое сходство в очертаниях западного и восточного берегов Атлантического океана. На этом основании Вегенер высказал в 1912 году гипотезу о том, что Американский материк составлял некогда одно целое с Европой и Африкой. По каким-то причинам древняя материковая глыба раскололась, и часть ее переместилась к западу, сминая перед собой земную кору в складки, образующие ныне горную систему Анд—Кордильер и океанскую впадину вдоль западных американских берегов. В 1965 году группа английских исследователей выполнила расчетным путем сближение континентов на сфере, приняв в качестве их границ контуры прибрежных материковых отмелей. «Стыковка» получилась хорошей. Кроме того, горный хребет, протянувшийся по дну Атлантического океана от полюса к полюсу, повторяет те же характерные очертания линии разлома.

 

Отделение обеих Америк нельзя рассматривать как изолированное явление. Сдвиг материков, породивший океанскую впадину на востоке, неизбежно должен быть связан с крупными деформациями земной коры на западе. Геофизики обнаружили, что в некоторых районах Тихого океана кора имеет материковую структуру. Не погрузился ли здесь на дно древний континент?

Деформации такого масштаба, меняющие лик планеты, сопряжены с заметным изменением момента инерции Земли, а это значит, что могла измениться ее ось вращения или положение земной поверхности относительно оси; в таком случае в полярных областях оказались те районы, которые прежде были далеки от полюса. Вспомним, что на Шпицбергене и в Антарктиде имеются залежи каменного угля, образованные древней тропической растительностью. А по данным палеомагнетизма, магнитные полюсы нашей планеты бывали в прошлом вблизи современного экватора. Пока не доказано, что магнитные полюсы должны располагаться вблизи географических, но не доказано и противное. Характер и причины крупных перемен на земной поверхности — сейчас центральная спорная проблема геологии. Зарубежные исследователи отстаивают гипотезу дрейфа континентов, советские геологи считают ее неубедительной. Критические замечания касаются главным образом предполагаемых причин дрейфа, среди которых наиболее популярна идея переноса материков конвекционными течениями в мантии Земли.

 

Гипотеза о захвате Луны решает эту проблему. Сейчас Луна своим притяжением вызывает приливные явления: колебания уровня Мирового океана и даже литосферы — каменной оболочки (около полуметра). Если бы Луна оказалась к нам в несколько раз ближе, чем теперь, то приливные силы, величина которых обратно пропорциональна кубу расстояния, возросли бы в сотни раз. Пожалуй, этого достаточно, чтобы деформации литосферы стали катастрофическими. Надо ожидать, что в случае захвата Луны ее первичная орбита имела большой эксцентриситет и, следовательно, перигейное расстояние вполне могло быть в несколько раз меньше современного. Под действием приливных сил вспучивались одни участки коры, например Центральная Азия, опускались другие (Тихий океан) и раскалывались материковые глыбы. Эти деформации поглотили избыток энергии, связанный с переходом Луны на орбиту земного спутника, и обусловили в дальнейшем уменьшение ее эксцентриситета. В ходе эволюции орбиты Луна увлекала своим притяжением подвижные обломки — Американские материки — к западу.

Приобретение крупного спутника должно было сказаться на движении Земли, изменить ее календарь. Во-первых, могло измениться расстояние от Земли до Солнца (по-видимому, незначительно, в пределах 10 процентов), во-вторых, длительность земных суток.

 

3. А где была Луна прежде?

 

Сразу отбросим мысль о том, что Луна до захвата двигалась по орбите, близкой к земной: размеры планетных орбит подчинены определенной закономерности, которая не оставляет места лишней самостоятельной планете в поясе между Венерой и Марсом. Значит, чтобы захватное сближение стало возможным, Луна должна была двигаться по сильно вытянутой орбите, пересекающей путь Земли. Но такая орбита для планеты еще менее вероятна: в Солнечной системе закономерны как раз округленные орбиты крупных тел. Что касается места рождения Луны, то наиболее подходящим представляется пояс астероидов. Действительно, Солнечная система имеет стройную законченную форму, в ней как будто заполнены планетами все «квантовые уровни», кроме лежащего между орбитами Марса и Юпитера. Этот уровень занят не планетой, а роем астероидов — мелких тел, имеющих неправильную форму. Если Луна образовалась в поясе астероидов, то становится понятной ее малая плотность.

 

Однако само происхождение астероидов пока неясно. Долго пользовалась популярностью выдвинутая в начале прошлого века гипотеза Ольберса о том, что астероиды — это обломки крупной планеты. Но убедительных причин распада планеты найти не удалось. Все рассмотренные варианты космических столкновений настолько маловероятны, что многие уже по этой причине отказались от гипотезы.

 

Попытка рассматривать астероиды как «галактический мусор», случайно захваченный Солнцем, тоже несостоятельна. Такой захват по законам небесной механики просто невозможен.

 

Остается считать, что астероиды возникли в процессе формирования нашей планетной системы. Согласно О. Ю. Шмидту, это просто остатки первичного «строительного материала», которые не смогли сконденсироваться в большую планету. Современные же пылевые космогонические гипотезы не предполагают наличия столь крупных кусков в первичном облаке и считают их результатом конденсации, промежуточным этапом формирования больших планет. По другому варианту, первоначально в поясе астероидов сформировались несколько крупных тел типа Луны с близкими орбитами, а затем они, сталкиваясь между собой, породили обломки современных астероидов. В обоих вариантах есть некоторая натяжка: если промежуточные тела имеют тенденцию разрушаться от взаимных столкновений (по общему признанию, метеорное вещество в Солнечной системе порождено столкновениями астероидов), то логичнее считать, что они вообще не могли сконденсироваться.

 

Мы отдадим предпочтение старой гипотезе Ольберса, поскольку, на наш взгляд, она наименее противоречиво объясняет особенности Солнечной системы. Будем, следуя известному советскому специалисту по кометам С. В. Орлову, называть погибшую планету Фаэтоном (в честь героя древнегреческой мифологии).

 

Нет ничего исключительного в том, что у Фаэтона имелись свои естественные спутники. После катастрофы они должны были отправиться в самостоятельное странствие и затем попасть в плен к другим планетам. Один из этих спутников стал нашей Луной. А были ли иные?

 

характеристики планет солнечной системы

 

Чтобы разобраться в этом, рассмотрим все известные семейства спутников планет Солнечной системы (табл. 2). Они резко делятся на две группы: к первой отнесены те, которые движутся в плоскости экватора планеты, ко второй — все остальные. Для каждой планеты существует критическое расстояние — (a/R)C (a — большая полуось орбиты спутника, R — радиус планеты). Орбита спутника, не выходящая за его пределы, не меняет своего наклона к экватору планеты. За пределами же критического расстояния исчезает связь с экватором и появляется связь с орбитой планеты: сохраняется наклон орбиты спутника к гелиоцентрической орбите планеты. Этим объясняется, почему спутники второй группы не имеют экваториальных орбит, но не объясняется, почему орбиты внутри (a/R)C так мало наклонены к экваторам планеты. Последнее — не результат эволюции орбиты. Значит, спутники первой группы и образовались на экваториальных орбитах. Такой вывод представляется совершенно естественным, так как делает системы спутников планет похожими на всю планетную систему: планеты тоже движутся вблизи плоскости солнечного экватора и в ту же сторону, в которую вращается Солнце. По-видимому, это не случайное совпадение, а глубокая космогоническая закономерность (см. рис. 1).

 

движение и орбиты Сатурна, Юпитера и Урана загадка Луны

Рис. 1

 

Тем больше удивления вызывают спутники второй группы. Они не могли образоваться за пределами критического радиуса, так как их орбиты в этом случае лежали бы в плоскости орбиты планеты, чего на самом деле не наблюдается. С другой стороны, невероятно, чтобы современные орбиты второй группы образовались в результате эволюции первоначальных экваториальных орбит. Для Луны по крайней мере это доказано расчетами. Откуда же взялись спутники второй группы? Очень похоже, что и они захвачены. Большинство их — малые тела астероидных размеров. Наверное, это и есть обломки Фаэтона, попавшие на орбиты «искусственных» спутников планет. Как и следует ожидать в таком случае, их орбиты имеют большой эксцентриситет и наклон к орбите планеты, некоторые даже движутся в направлении, противоположном вращению планеты. Но Тритон, спутник Нептуна, явно не обломок, а целая небольшая планетка, похожая на Луну. Это единственный неэкваториальный спутник, расстояние которого от планеты меньше критического (a/R)C. К тому же он движется в обратном направлении. Эти обстоятельства бесспорно доказывают, что для Нептуна Тритон — чужак, пленник. Он наиболее вероятный претендент на роль второго спутника Фаэтона. Менее уверенно в этом можно подозревать Япет, спутник Сатурна. Характерно, что именно Луна, Тритон и Япет — самые крупные тела, для которых приливное взаимодействие максимально, — имеют округленные орбиты, а у всех остальных спутников второй группы орбиты очень эксцентричны. Это подкрепляет высказанное ранее предположение, что первоначально вытянутая орбита Луны округлилась в процессе приливной эволюции.

 

Тритон и Луна по своим размерам и плотности похожи на Галилеевы спутники Юпитера. Надо думать, что и Фаэтон был планетой-гигантом типа Юпитера. Но суммарная масса всех известных астероидов составляет около 10-3 массы Земли. Где же остальное вещество погибшего гиганта?

 

Под действием разрушающих сил отдельные куски планеты разлетелись с различными ускорениями. В поясе между Марсом и Юпитером могли разместиться орбиты лишь тех кусков, скорости которых при катастрофе мало изменились. Остальные обломки приобрели сильно вытянутые орбиты с перигелием в поясе внутренних планет (Меркурий, Венера, Земля) и афелием на окраинах Солнечной системы за орбитой Юпитера. Если орбита оказывалась гиперболической или параболической, то обломки навсегда покидали систему Солнца.

 

Тела с малым перигелием должны были разрушаться наиболее интенсивно. Вблизи Солнца они сильно нагревались, растрескивались от термических напряжений, взрывались от расширения содержащихся в них газов, испарялись и вскоре окутали Солнце газо-пылевым облаком. Последнее в свою очередь ускоряло разрушение пролетавших через него тел из-за трения — так сгорают метеоры в земной атмосфере. Продукты распыления и испарения истекали от обломков под действием светового давления в сторону, противоположную Солнцу, образуя мощные кометные хвосты. Эти первые кометы появились внезапно и в большом количестве. Поскольку обломки Фаэтона концентрируются вблизи плоскости планетных орбит, газо-пылевая туманность вокруг Солнца должна была получиться сплюснутой в той же плоскости и при рассматривании с ребра выглядела бы примерно так, как показано на рис. 2. Туманность поглощала некоторую долю солнечной радиации и могла вызвать похолодание в Солнечной системе, в том числе и на Земле. Со временем давление излучения Солнца должно было рассеять туманность в пространстве. В наши дни на ночном небе наблюдается слабое диффузное свечение в плоскости эклиптики — «зодиакальный свет». Это свет Солнца, рассеянный сильно разреженным облаком межпланетного пылевого вещества. Не является ли оно остатком облака, которое образовалось после гибели Фаэтона?

 

газо-пылевое облако из которого образовалась Солнечная система

Рис. 2

 

Это облако сыграло, образно говоря, роль мельницы, «перемоловшей» крупные осколки погибшей планеты в пыль и щебень гораздо быстрее, чем если бы они разрушались только от взаимных столкновений. Основная масса Фаэтона осталась в Солнечной системе в виде метеорного вещества. Если падающие на Землю метеориты отражают состав первичной планеты, то она имела малую плотность, как Луна и спутники Юпитера, поскольку подавляющее большинство метеоритов каменные. Современные кометы с точки зрения гипотезы о гибели Фаэтона представляют собой оледеневшие остатки его океанов и атмосферы или обломки наружной коры с большим содержанием замерзшей влаги и газов.

 

4. Когда это было?

 

Определения космического возраста метеоритов не дают указания на общую дату разрушения первичного тела. Возраст колеблется в пределах 106—108 лет для каменных метеоритов и 107—109 лет для железных. Те грандиозные деформации земной коры, которые можно было бы связать с захватом Луны (Альпийский тектонический этап), также распределяются исторической геологией на весьма протяженный период, охватывающий около 150 миллионов лет.

 

Однако многие народы хранят память о каких-то мощных геологических катастрофах, пережитых в глубокой древности: великие наводнения, землетрясения, извержения, горообразование. Аналоги библейского потопа, но более подробные и реалистичные, сохранились в древних языческих преданиях Старого и Нового Света и Океании. В этих преданиях даже встречаются представления о том, что Луна не всегда была на земном небе. Хорошая сводка таких мифов дана в книге Л. Зайдлера «Атлантида». Например, древние греки помнили своих еще более древних предшественников, живших в те времена, когда не было Луны, — так называемых проселенитов. Индейцы чибча на территории Колумбии и Панамы почитают богиню Луны Чиа. По преданию, «в древнейшие времена богиня Чиа каким-то образом вызвала невиданный разлив реки, такой, что не только страна, но и вся земля скрылась под водой. Спаслись лишь те немногие, кто оказался на вершинах гор». В «Книге Еноха» можно прочесть: «И во дни грешников годы будут укорочены. И Луна изменит свой порядок и не будет являться в свое время». Странная для древних мысль о нерегулярности периодических явлений, которые считаются устойчивыми испокон веков!

 

Кажется нелепым предполагать, что человечество могло наблюдать захват Луны. Ведь, согласно исторической геологии, великие геологические катастрофы закончились по меньшей мере миллион лет назад. Однако трудно и отмахнуться от древних представлений о захвате Луны как от беспочвенного вымысла, тем более что такую возможность не исключают и современные астрономы. Конечно, мифы не доказательство. Доказательства еще предстоит найти, но поискам предшествуют догадки. Поэтому преодолеем смущение перед исторической геологией и предположим, что общепринятая хронологическая шкала последних этапов геологической эволюции... ошибочна. Если астрономы докажут захват Луны, то геологам неизбежно придется критически пересмотреть привычную интерпретацию геологической летописи Земли. Ведь в основе ее лежит представление о нормальной спонтанной эволюции планеты, и совершенно не учитываются внешние катастрофические воздействия. А между тем сильные приливные деформации, вызванные приближением массивного космического тела, способны за короткое время совершить то, на что требуются в обычных условиях миллионы лет. Когда раскалываются и перемещаются материки, меняются местами суша и океаны, полюсы и тропики, поднимаются горы, геологические процессы интенсифицируются тысячекратно. Мировой океан захлестывает континенты, разрушает и смывает верхние слои отложений ни обширных площадях. Эту работу продолжают обильные ливни — результат усиленного испарения океанов под действием теплоты, выделяемой деформацией коры и вулканизмом. Изменения рельефа, оси и скорости вращения планеты порождают новые температурные различия между географическими районами, небывалые перемещения воздушных масс — сокрушительные ураганы. В итоге будут разрушены, перенесены и вновь отложены напластования сотен тысяч, а возможно, и миллионов лет. Слои, сложившиеся в период великих катастроф, состоят из старого материала, который несет в себе хронологические признаки далеких времен своего первичного отложения. Противоречивое сочетание древности и молодости было бы самым красноречивым свидетельством необыкновенных геологических событий. Однако вскрыть подобные противоречия и обобщить их нелегко, потому что геологический материал чрезвычайно многообразен. В этом многообразии вообще невозможно разобраться без некоторой руководящей идеи, предопределяющей отбор фактов.

 

Методы радиоактивной датировки начали развиваться недавно, но они уже привели к очень неожиданному и противоречивому открытию: возраст человека разумного в несколько раз меньше, чем считалось прежде. В «Исторической геологии» М. Н. Страхова (1948 г.) указывается, что «к моменту максимума [рисского] оледенения на смену неандертальцу приходит верхнепалеолитический человек Homo sapiens, господство которого продолжается до настоящего времени». Сейчас возраст древнейших известных находок Homo sapiens определяется в 40 тысяч лет, культуру верхнего палеолита относят к эпохе, отстоящей от нас на 40—10 тысяч лет, а рисским слоям приписывают возраст около 200 тысяч лет. Как же смогли геологи старшего поколения совместить следы разумной человеческой деятельности с рисским оледенением? Впрочем, может быть, они-то и были правы, и теперь следует «омолодить» рисс?

 

Образование Атлантического океана и поднятие горной цепи Анд—Кордильер сейчас относят к меловому периоду (около ста миллионов лет назад). Но удивительно, что в преданиях американских народов бытуют представления о поднятии гор. Еще в начале прошлого столетия знаменитый естествоиспытатель Александр Гумбольдт обнаружил в Колумбии близ Боготы на высоте 2 тысяч м огромное скопление костей мастодонтов, сугубо равнинных животных. Возникает подозрение, что мастодонты обитали здесь прежде, чем поднялись горы. Слоны в Америке не водятся, однако встречаются их изображения, выполненные человеческой рукой. На высоте 4 тысяч м в Андах находится памятник мегалитической культуры — древний город Тиауанако. Там есть следы морской береговой линии, а искусственные каменные сооружения некоторые исследователи считают остатками древнего морского порта. Резные изображения, покрывающие каменную плиту у Ворот Солнца и статую Великого Идола, истолковываются как древний календарь. Но по этому календарю в году насчитывалось лишь 288—290 дней. Подобные загадочные факты хорошо объясняются гипотезой о захвате Луны: раскололся материк, сдвинулась Америка, морской порт поднялся в горы, и изменилось движение Земли (календарь). И все это пережило разумное человечество, передавшее потомкам воспоминание об «укороченных годах» и «измененном порядке Луны» («Книга Еноха»). Еще в прошлом веке было подмечено, что начальные даты отсчета крупных календарных циклов в древнеегипетском солнечном календаре и древнеассирийском лунном одинаково приходятся на 11542 год до н. э. Аналогичное совпадение у майя и древних индусов — 11652 год до н. э. И эти удивительные совпадения можно объяснить весьма естественно: после захвата Луны старый календарь стал непригоден и культурные народы начали приблизительно одновременно отсчитывать время по-новому. Получается буквально «летописная» дата захвата Луны — 13,5 тысячи лет тому назад!

 

Основываясь на мифологии, можно предполагать, что люди видели не только захват Луны, но и гибель Фаэтона. Речь идет о чрезвычайно древнем культе «крылатого диска». Диск с крыльями, без иносказаний тождественный Солнцу, высечен над входами древних египетских храмов. Этот священный знак распространен у ассирян, вавилонян, хеттов, майя, полинезийцев. Иногда он переосмыслен в образ птицы, но всюду символизирует начало, дающее жизнь. Ему противостоит враждебное начало — бог смерти, разрушительные силы тьмы в виде змея. «Крылатый диск» (птица) борется со змеем и одерживает победу. Большая живучесть и широкая распространенность этих символов указывает на то, что в основе их должны лежать какие-то грандиозные события, поразившие все население Земли. Эти образы странно похожи на тот комплекс небесных явлений, которым сопровождается описанная выше гибель большой планеты.

 

Диск с крыльями — это Солнце, погруженное в газо-пылевую туманность (см. рис. 2), а «змей» — образ комет, впервые появившихся при образовании туманности. И суть их борьбы очевидна. Сначала кометы-змеи «напали» на Солнце, затем образовалось космическое облако, которое вызвало потускнение светила, а потом постепенно стало рассеиваться: «крылья диска» росли, Солнце прояснялось. Одновременно уменьшалось число комет: часть их распылилась и испарилась в облаке, часть улетела из Солнечной системы. Эта победа «крылатого диска» вновь вернула людям свет и живительное солнечное тепло. Но до этого они пережили великие беды.

 

На нашей планете царил холод. К серьезным катастрофам приводили столкновения с крупными обломками Фаэтона, которых тогда было значительно больше, чем теперь, особенно возле Земли. При падении их в океан цунами обрушивались на побережья, а от выделившегося тепла испарялись триллионы тонн воды, выпадавшей впоследствии в виде обильных ливней. Возможно, в ту же эпоху опасные сближения с блуждающей Луной вызывали всемирные геологические катастрофы: потопы, горообразования, расколы материков. Хотя люди справедливо связывали эти бедствия с невиданными прежде небесными явлениями, они не знали их истинных причин. Но ужас, потрясший воображение человечества, остался в памяти народов в конкретной связи с небесными знамениями. Затмения Солнца, которые после захвата Луны стали регулярно напоминать о первом потускнении светила (при этом солнечная корона напоминала крылья, о которых говорили предки), и появления комет вплоть до наших дней вселяли в людей отчаяние и ожидание «конца света».

 

Нельзя было бы и допускать мысли о сравнительно недавнем распаде Фаэтона, если бы не удалось найти уязвимое место в имеющихся определениях космического возраста метеоритов (>106 лет). Но оно есть. Переход от измеренного содержания различных изотопов в метеорите к возрасту его делается на основе гипотезы: содержание изотопов определяется воздействием потока космических лучей, причем предполагается, что он все время оставался примерно на современном уровне. Если же в действительности когда-то произошло хотя бы мгновенное резкое увеличение облучающего потока, то истинный возраст метеоритов окажется значительно меньшим.

 

5. Древняя космическая эра

 

Если человек был свидетелем разрушения Фаэтона, то должна существовать связь между космической катастрофой и наличием разумной жизни на Земле. Действительно, возраст Человека разумного лишь миг (1/100000) по сравнению с возрастом планеты. И выходит, что распад планеты, сам по себе крайне маловероятный, угодил на исторической шкале как раз в ту из 100 тысяч точек, которая отмечена присутствием Разума. Практически невозможное совпадение для независимых редких событий! Для подобной связи нужны... космические транспортные средства. Межпланетные путешествия в древности?

 

В сущности этим сверхфантастическим предположением сейчас мало кого удивишь. Уже не первый год энтузиасты со смелым воображением волнуют мир догадками о древних космических пришельцах. Мифология всех народов изобилует преданиями о личностях, пришедших с неба, и людях, побывавших на небе. Но небо — привычная стихия богов, а к их существованию мы привыкли относиться отрицательно. Однако, сделав только первые шаги за пределы своей планеты, мы начинаем воспринимать старые предания в ином свете, замечая в них подчас удивительно реалистические черты, ускользавшие от внимания исследователей в прошлом. О таких чертах говорилось в широко известных публикациях. Приведем лишь некоторые цитаты из «Книги Еноха», повествующие о путешествии Еноха на небо. «... И вот там вышли из неба имевшие вид белых людей; из того места вышел один и вместе с ним трое. И те трое... взяли меня за руку и подняли меня прочь от рода земли, и вознесли меня на высокое место, и показали мне башню, высоко стоящую над землей, и все холмы были ниже... И они сказали мне: «Оставайся здесь, чтобы видеть, что произойдет...» То, что увидел Енох на Земле со своего высокого наблюдательного пункта, напоминает описание горообразования и извержений.

«...Движение звезд и молний гнало и влекло меня... Они вознесли меня на небо, и я приблизился к одной стене, которая была устроена из кристалловых камней и окружена огненным пламенем... И вот вошел в огненное пламя и приблизился к великому дому, который был устроен из кристалловых камней; стены этого дома были подобны наборному полу из кристалловых камней, и почвою его был кристалл... И вот там был другой дом, больший, нежели тот...» На средневековое религиозное представление о небесном жилище это описание не похоже. В нем больше сходства с космической техникой. Представляются ячеистые конструкции из блестящего материала, сверкающие в солнечных лучах. На небе Еноху было показано нечто имевшее значение «не для этого рода, а для родов отдаленных, которые явятся... Пришла мудрость, чтобы жить между сынами человеческими, и не нашла себе места, тогда мудрость возвратилась назад, в свое место... И потому жилище ее стало на небесах».

 

Еще до того как было высказано предположение о пришельцах из космоса, в древних культурах были замечены некоторые следы высоких знаний современного уровня в различных науках и в инженерном деле.

 

Эти обстоятельства могут заставить по-новому взглянуть на проблему происхождения и развития человечества и предположить, что разрушение Фаэтона связано с деятельностью разумных существ. По собственному опыту мы знаем, что покорители межпланетного пространства должны владеть ядерной энергией. Ядерная катастрофа?.. Вот возможная причина всплеска радиации, который необходим для того, чтобы метеорное вещество в Солнечной системе было не старше древнейших представителей вида Человек разумный.

 

6. К происхождению человека

 

В наш век можно, не делая уступок антинаучному религиозному догматизму, подвергнуть сомнению дарвиновскую теорию происхождения человека. Вопрос сведется к дилемме: либо человечество — продукт изолированной стихийной эволюции земной фауны, либо оно фактор космический, межпланетный. Не вдаваясь в проблему происхождения разумной жизни в космосе, предположим, что на Землю она привнесена извне. Такая мысль не беспочвенна.

 

С самого начала наиболее серьезные научные возражения против стихийного происхождения человека опирались на теорию естественного отбора самого Дарвина. Вопреки общим законам эволюции внешние условия и образ жизни, по-видимому, не оказывают заметного влияния на биологическое развитие Человека разумного, и в первую очередь его мозга. Мы без удивления читаем и пишем о том, что биологический вид современного человека возник несколько десятков тысяч лет назад (а недавно считали, что сотни тысяч). Пусть природным переменам отводится в происхождении человека лишь роль первого толчка: вызвав в известный период бурное развитие наших животных предков, они перестали впоследствии оказывать влияние на существо разумное, достигшее независимости от природы. Но ведь производственная деятельность и социальные взаимоотношения — непреходящие стимулы развития! А в этом отношении от верхнего палеолита до современной цивилизации проделан величайший прогресс. Почему же это никак не отразилось на биологических признаках мозга — носителя прогресса? Что это так, подтверждает изучение ископаемых находок и ныне живущих отсталых племен.

 

С одной стороны, понятно, что примитивный образ жизни несравненно меньше стимулирует работу и развитие мозга, чем современная цивилизация, но, с другой стороны, антропология утверждает, что нет высших и низших человеческих рас и низкий уровень производственно-общественных достижений народов нигде не сопровождается биологической отсталостью — менее совершенным мозгом. Мозг представителей первобытных племен оказался вполне подготовленным не только для восприятия всех достижений современной цивилизации, но и для полноценного участия в ее дальнейшем развитии. Приходится признать что все биологические особенности человеческого мозга, позволяющие осмысливать наиболее абстрактные общие закономерности мироздания, обрели сразу свою законченность и отточенность в процессе изготовления примитивных каменных орудий труда и формирования первобытного языка, после чего мозг утратил способность к дальнейшему развитию. Вряд ли это можно без больших натяжек согласовать с эволюционными воззрениями.

 

Находки ископаемых гоминид не доказывают бесспорно стихийную эволюцию Homo sapiens, разве лишь частично подтверждают ее. Самая древняя находка Homo sapiens в пещере Ниа близ Саравака (о. Калимантан) имеет абсолютный возраст 39600±1000 лет, даты наиболее ранних европейских находок около 38 тысяч лет. Несравненно малочисленное находки палеантропов (Homo primigenius): неандертальцев и близких к ним форм — предшественников Homo sapiens. По приписываемому им геологическому возрасту они разделяются следующим образом:

 

вюрм (нижняя граница 70 тысяч лет) — около 70 местонахождений,

рисс-вюрм (нижняя граница 150 тысяч лет) — 13 местонахождений,

рисе—миндель-рисс (200 — 300 тысяч лет) — 4 местонахождения.

 

Остатки архантропов, возраст которых оценивается в 700—300 тысяч лет, обнаружены всего в 8 местах. Характерно, что полные скелеты или значительные части их найдены только в вюрмских слоях. Во всех находках старше вюрмского возраста особи представлены несколькими костями, фрагментами костей или зубами.

 

Эта статистика не обрисовывает широкой дороги закономерной прогрессивной биологической эволюции, а в лучшем случае может служить лишь намеком на нее. Фактическая картина такова. На протяжении сотен тысяч лет шел очень медленный, почти незаметный прогресс обезьянолюдей, причем чрезвычайная редкость и фрагментарность находок соответствует невероятно суженному, ограниченному и как бы прерывающемуся процессу. Около 60—40 тысяч лет назад количество находок внезапно увеличивается, а на рубеже 40-го тысячелетия вдруг появляется современный человек в законченной совершенной форме.

 

Именно «вдруг», потому что с ближайшими его предшественниками не все обстоит благополучно. Различий между Человеком разумным и людьми неандертальского типа больше, чем между последними и питекантропами. Но те немногочисленные находки, которые считаются переходным звеном от неандертальцев к современному человеку, удивляют совершенно фантастической комбинацией «разумных» и звероподобных черт. Остатки десяти скелетов из палестинской пещеры Схул, по-видимому, близки между собой по возрасту (около 37500 лет), но отличаются исключительной пестротой антропологического состава. Некоторые основные неандертальские черты сочетаются со многими признаками людей современного типа, но эти сочетания неустойчивы, резко меняются при переходе от одной особи к другой. Галерея типов Схул сильно напоминает мутации и совершенно не соответствует постепенной стихийной выработке разумных черт в цепи поколений под влиянием труда и общественного образа жизни.

 

Антропологи-эволюционисты могут надеяться, что будущие находки восполнят пробелы в их картине происхождения человека. Однако не может не вызвать удивления, что в современной, уже не бедной коллекции ископаемых гоминид не имеют убедительного представительства наши ближайшие предки.

 

Стихийной эволюции можно противопоставить либо прямое переселение людей с другой планеты на Землю, либо эволюцию не стихийную, управляемую высшей космической цивилизацией. Первый вариант кажется слишком смелым, поскольку эмбриология и микробиология указывают на органическое родство человека с земным биологическим миром. Второй более близок сегодняшним представлениям.

 

Человек горд тем, что может покорять и переделывать окружающую природу, но по отношению к другим планетам такой «лобовой» штурм может оказаться не лучшим вариантом. Гораздо больше гибкости в том, чтобы изменять биологическую природу самих носителей разума сообразно радикально новым внешним условиям. Там, где развивается жизнь в какой-либо форме, можно «пересадить» Разум на местную биологическую основу путем искусственного отбора, генетическим вмешательством либо каким-нибудь иным способом, который еще предстоит открыть науке.

 

Но кто же те великие космические экспериментаторы, наши возможные родоначальники?

 

Если исходить из убеждения, что разумная жизнь — весьма редкое явление во Вселенной и главное препятствие для контакта цивилизаций — разделяющие их пространство и время, то логично считать нашей прародиной Фаэтон. Современные научные представления не накладывают категорического запрета на возможность жизни даже на Юпитере. Следовательно, и на Фаэтоне она допустима, тем более что в метеоритах находят сложные органические соединения и чуть ли не остатки микроорганизмов. Поскольку мифология сохранила намять о гибели Фаэтона, люди должны были появиться на Земле еще до катастрофы. Человечество возникло и начало развиваться под руководством и с помощью могучей цивилизации пятой планеты и пользовалось плодами ее достижений. Катастрофа положила конец «золотому веку». Земная культура еще не окрепла и находилась в существенной зависимости от базы — Фаэтона. К тому же, не достигнув всемирной распространенности, она существовала в виде редких оазисов и потому могла понести непоправимый урон при одной из последующих геологических катастроф. Уцелевшие люди затерялись на просторах первобытной планеты, одичали, не смогли передать следующим поколениям высокие достижения и опустились до уровня собирателей даров природы. Далее следует стихийное развитие в космическом одиночестве, как мы его привыкли представлять.

 

А может быть, последние могикане фаэтонской цивилизации, те, кто находился в момент катастрофы вне планеты, тоже выжили, сохранили завоевания своей культуры и сейчас прогрессивно развиваются в Солнечной системе? Нелепость? Но допустим немного скептицизма по отношению к старым убеждениям. Вполне ли бесспорны аргументы против присутствия цивилизации космического уровня в окрестностях Земли?

 

Оптическими наблюдениями таковая не обнаружена. Однако и Земля с искусственного спутника кажется необитаемой, хотя в этом случае невооруженный глаз видит детали в тысячи раз более мелкие, чем с помощью телескопов на поверхности Марса. Впрочем, наблюдения Марса дали известные сведения, достаточные для того, чтобы вопрос о следах цивилизации на нем оставался открытым и в наши дни.

 

Наблюдения в радиодиапазоне и в инфракрасной области спектра бесспорно обнаружили бы деятельность цивилизации, такой же, как наша. Но если высшая цивилизация базируется на иной технической основе и не расточает энергию излучением во все стороны, то таких наблюдений тоже окажется недостаточно.

 

Пожалуй, наиболее сильным аргументом против существования разумных существ на планетах Солнечной системы является наша убежденность и том, что каждая цивилизация непременно должна вступать в открытый контакт с космическими соседями, как только техника это позволит. Но здесь мы уже вступаем в область эмоций, а не фактов, и с точки зрения инопланетной цивилизации дело может выглядеть по-другому.

 

Не может ли существовать космический закон, аналогичный земному представлению о справедливых международных отношениях: принцип самоопределения и выбора самостоятельного пути развития? На Земле этот принцип нарушается насильственным, вооруженным подавлением отсталых народов. Но при огромной разнице в уровне развития даже миролюбивое открытое присутствие высшей цивилизации может лишить низшую свободного развития, не стесненного внешним влиянием. В присутствии небожителей человек не мог бы сознавать себя хозяином планеты, «царем природы», а участие их в людских делах развивало бы пассивность и безволие, религиозное поклонение. В заключение процитируем некоторые мысли К. Э. Циолковского по этому поводу:

 

«Может быть, вмешательство иных существ в жизнь Земли еще не подготовлено развитием большинства людей. А может быть, оно бы повредило человечеству в настоящее время... Если бы люди увидели вмешательство иных существ в земные дела, то сейчас бы поняли это с точки зрения своей веры. Проявился бы фанатизм с его преступлениями, и больше ничего. Положим, силы иных миров остановили бы войну 14-го года. Войны бы не было, много людей избавилось бы от страданий и смерти. Но человечество так грубо, что только эти страдания могли возбудить в нем отвращение к войне. Только они оказались «наукой», заставившей людей иначе думать, способствовали движению их мысли. Что делать, люди таковы, что только тяжкие страдания могут их переделать и вести к лучшему».

 

А. Сазанов

Напечатано в сборнике «На суше и на море», Издательство «Мысль», Москва, 1969

OCR и обработка Михаила Дмитриенко, Алма-Ата

 

 

***

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,315,291 уникальных посетителей