December 11 2017 05:57:37
Навигация
Последние статьи
· Джинсы, всякое такое...
· Товарный паровоз сер...
· Мастер и Маргарита -...
· Становление русского...
· Поэзия Довженко - о ...
· Готика - архитектура
· 1944 - Ганс Фриснер,...
· Н. К. Крупская - Что...
· 1924 - Акт комиссии ...
· 1921 - Ходоки у Ленина
· 1924 - Сообщение Ком...
· 1924 - Уфимские деле...
· 1924 - Протокол осви...
· Н.К. Крупская - Прие...
· 1924 - Официальная и...
Иерархия статей
Статьи » История России и СССР » 1920 год - Семиреченский фронт, ликвидация
1920 год - Семиреченский фронт, ликвидация

Семиреченский фронт, ликвидация, 1920 год

 

 

Остановимся более подробно на истории ликвидации Семиреченского фронта, которая была осуществлена весной 1920 года.

 

Развитие гражданской войны в стране, в особенности ход воеп пых операций на Восточном фронте в конце 1919 года, коренным образом изменили положение Семиреченского фронта и соотношуние сил на нем.

 

В результате разгрома армии Колчака территория Сибири, Северного и Северо-Восточного Казахстана была освобождена от интервентов и белогвардейцев. Белогвардейские войска, находившиеся в Северном Семиречье, лишились своего тыла и источников снабжения. По следам отступавших в Северное Семиречье остатков «Оренбургской армии» Дутова и других соединений разгромленной колчаковской армии стремительно наступали закаленные в боях войска 5-й армии Восточного фронта. В Северном Семиречье должен был разыграться один из последних актов гражданском войны и юго-восточной части нашей страны.

 

Белогвардейцы стремились сохранить Северное Семиречье в своих руках не только как район, через который можно было вывести остатки своих войск на территорию Синьцзяна, но и как удобный плацдарм для концентрации и развертывания своих сил в целях продолжения борьбы против Красной Армии. Белогвардейское командование в лице Дутова и особенно Анненкова до последней возможности цеплялось за северные районы Семиречья.

 

Советское командование стремилось наступлением с юга, со стороны Гавриловского, освободить Северное Семиречье и этим лишить белогвардейцев удобного плацдарма, отрезать им путь в Китай. Еще 28 ноября 1919 года командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе в своем приказе писал: «В связи с успешным продвижением частей 5-й армии на Акмолинск, Павлодар и Ново-Николаевск главкому Турквойск, продолжая выполнять задачу по овладению Красноводским портом, теперь же организовать наличные силы на Семиреченском фронте, очистив этот район от противника, и начать выдвижение на Семипалатинск, имея ближайшей задачей войти здесь в связь с советскими партизанскими отрядами, действующими на омском и барнаульском направлениях». Выполнение этой задачи потребовало времени и значительной подготовки.

 

К началу 1920 года, после оставления красноармейскими частями Капала, Семиреченский Северный фронт проходил по линии Акишке — Карабулак, причем в горные проходы в направлении к Капалу было выдвинуто сторожевое охранение. Части 3-й Туркестанской стрелковой дивизии, действовавшие на Семиреченском Северном фронте, на 15 января 1920 года имели 2697 штыков и 2285 сабель при 13 орудиях и 20 пулеметах.

 

В составе белогвардейских частей, находившихся на Семиреченском фронте, в конце 1919 и начале 1920 годов произошли некоторые изменения. После падения Черкасской обороны часть белогвардейских сил была переброшена в район станицы Урджарской, а затем в район севернее Сергиополя, где вместе с остатками дутовских и других белогвардейских соединений пыталась приостановить наступление Красной Армии Восточного фронта со стороны Каркаралинска и Семипалатинска. Оставшиеся на Семиреченском фронте белогвардейские части насчитывали 3907 штыков и 1800 сабель.

Кроме регулярных частей, белогвардейское командование располагало местными белоказачьими формированиями, созданными в крупных станицах Северного Семиречья. Главные силы белогвардейцев были сосредоточены в районе Капала.

Среди пехоты противника, состоявшей главным образом из мобилизованных крестьян, шло сильное брожение, и само белогвардейское командование считало ее ненадежной. Усилилось разложение и среди алашордынских частей. Многие солдаты переходили на сторону Красной Армии или дезертировали.

 

В середине января 1920 года белогвардейское командование попыталось предпринять наступление местного характера в направлении на Гавриловское.

Наступление белых началось 15 января 1920 года. Белогвардейские части, подойдя к аулу Акишке и селу Солдатскому, открыли огонь, а затем цепи пехоты, поддержанные кавалерией, пошли в атаку. Атака была отбита винтовочным и пулеметным огнем. Во время боя батальон белых в полном составе, с оружием в руках, во главе с командиром батальона и всеми офицерами перешел на сторону советских войск. Это внесло полную дезорганизацию в ряды белогвардейцев, и они отступили, преследуемые советской кавалерией.

Другая колонна белых атаковала позиции советских войск около села Калиновки. Ей первоначально удалось потеснить находившуюся здесь роту 1-го Семиреченского стрелкового полка и два эскадрона 3-го кавалерийского полка Красной Армии. При помощи подошедших подкреплений положение было восстановлено. Пехота белых и здесь не проявила стойкости.

После двухдневного боя белогвардейцы, не добившись успеха, начали отступать на Капал, преследуемые советской конницей. Кроме сдавшегося батальона, на сторону советских войск во время боя перешло еще 63 человека.

24 января на сторону Красной Армии перешла в полном составе еще одна рота белогвардейцев в числе 130 человек. Белогвардейское командование начало отводить пехотные части в тыл и разоружать их.

Отдельные алашордынские части также начали переходить на сторону Красной Армии. Так, 28 февраля перешел алашордынский отряд, стоявший в урочище Кусан.

Таким образом, попытка наступления местного характера, предпринятая белогвардейским командованием на Семиреченском фронте в январе 1920 года, окончилась полной неудачей. Эта неудача показала все возраставшую неустойчивость белогвардейских войск, их быстро прогрессировавшее разложение.

 

*

 

Остаткам белогвардейской «Оренбургской армии» и частям анненковской дивизии не удалось задержать победоносного наступления соединений Красной Армии Восточного фронта на подступах к Северному Семиречью. Освободив города Усть-Каменогорск и Кокпекты, части Кокчетавской группы Восточного фронта развернули наступление в сергиопольском направлении. 12 января 1920 года советские войска, сломив сопротивление белогвардейцев, освободили Сергиополь. Преследуя отступавших к китайской границе белогвардейцев, части Красной Армии вступили в Урджарский район.

Таким образом, советские войска вышли в тыл белогвардейским силам, находившимся на Семиреченском Северном фронте. Их прикрывали только потрепанные части атамана Анненкова, концентрировавшиеся главным образом в районе Уч-Арала.

Почти открытым оставался тыл белогвардейцев на Семиреченском фронте со стороны Джуз-Агача. Проход между озерами Балхаш и Сасыкколь прикрывали лишь немногочисленные белогвардейские отряды.

 

Главное командование Красной Армии в феврале 1920 года дало директиву о проведении операции по ликвидации белогвардейских сил в Северном Семиречье. 11 февраля главком С. С. Каменев телеграфировал командующим Туркестанским фронтом и 5-й армией: «...Действия против отряда Анненкова должны развиваться как войсками 5-й армии, так и Туркфронта с полной энергией вне всякой разграничительной линии».

М. В. Фрунзе, вступивший в непосредственное командование войсками, расположенными в Туркестане, в своем приказе по войскам Туркестанского фронта от 22 февраля 1920 года писал:

«Сегодня, 22 февраля, я с полевым штабом прибыл в Ташкент и вступил в непосредственное командование войсками, расположенными в пределах Туркестана.

Первая мысль и слово обращаются к вам, красные воины старых туркестанских формировании.

В беспримерно тяжелых условиях... отбивая бешеные атаки врага извне и внутри, вы были грозным и стойким часовым революции здесь, в Туркестане. Совместно с войсками Центральной России вы ликвидировали Актюбинский фронт и восстановили связь с центром. Вы разгромили контрреволюцию в Закаспии и разбили грабительские планы английских хищников, протягивающих свои лапы к Туркестану.

...Еще бродят в Фергане белогвардейские разбойничьи шайки английских холопов, Мадамин-бека и Иргаша. Еще держатся в Семиречье остатки сибирской контрреволюции. Я жду от вас выполнения долга, товарищи. Я жду, что в кратчайшее время вы выметете всю эту нечисть с лица родной земли и создадите возможность заняться мирным строительством».

 

Советское командование разработало конкретные планы ликвидации семиреченской белогвардейщины. Была произведена перегруппировка сил для нанесения комбинированного удара по врагу. В результате переговоров по прямому проводу М. В. Фрунзе и его заместителя Ф. Ф. Новицкого с главкомом С. С. Каменевым был уточнен план взаимодействия войск Сергиопольской (бывшей Кокчетавской) группы Восточного фронта и 3-й стрелковой дивизии Туркестанского фронта.

Положение белогвардейцев в Северном Семиречье продолжало ухудшаться. Трудящееся население оккупированных белогвардейцами районов открыто высказывало свои симпатии Советской власти и усиливало помощь Красной Армии.

В конце февраля 1920 года советское командование Семиреченского фронта получило сообщение о том, что трудящиеся казахи Садыр-Матаевской волости ждут с нетерпением прибытия Красной Армии.

25 февраля 1920 года представители пяти старшинств Акишкенской волости, в которой еще находились белые, приняли постановление делегировать своих представителей в Гавриловское, чтобы передать командующему советскими войсками Семиреченского фронта приговор о «желании перейти на сторону большевиков при условии занятия ими, большевиками, урочища Кзыл-Агач для защиты нас от белых».

 

разгром белогвардейцев в Семиречьи 1920 г

+ Щелкните по рисунку, чтобы увеличить!

Разгром белогвардейцев на Семиреченском Северном фронте в 1920 году

 

В марте 1920 года начались массовые откочевки казахского населения на территорию, освобожденную Красной Армией. Кочевые казахские аулы Акишкенской, Биен-Куяидинской, Кульдей-Джумаевской и ряда других волостей, насчитывавших несколько тысяч хозяйств, перешли на советскую территорию.

18 марта в урочище Джалам состоялось массовое собрание перекочевавших казахов. Заслушав сообщение военкома казахского кавалерийского полка, собрание приветствовало Советскую власть и Красную Армию и постановило приступить к организации аульных и волостных Советов. Бедняцкая часть собравшихся, удалив баев, избрала комитет бедноты.

Широкое народное движение за восстановление Советской власти не могло не оказать влияния и на рядовых солдат алашордынских частей. Несмотря на сопротивление алашордынского командного состава, начался массовый переход солдат на сторону Красной Армии. Так, при освобождении 74-м и 75-м кавалерийскими полками аула Джуз-Агач около 300 солдат алашордынского полка перешли на сторону Красной Армии. При освобождении 75-м кавалерийским полком села Романовского солдаты находившейся здесь алашордынской части встретили советские войска с красным флагом.

 

Трудовое крестьянство Северного Семиречья все время поддерживало связь с партизанскими отрядами, находившимися в горах Тарбагатая, сообщало им сведения о белой армии и доставляло продукты питания. Несмотря на наличие значительных белогвардейских сил в Урджарском районе, тарбагатайским партизанам все же удалось своими боевыми действиями затруднить отход белогвардейцев но тракту Урджар—Бахты—Чугучак.

Разложение белогвардейских частей и переход их солдат на сторону Красной Армии еще больше усилились. 29 февраля 1920 года произошло восстание егерского батальона, находившегося в станице Аксуйской. Восставшие солдаты арестовали офицеров, захватили пулеметы, телефонные аппараты, различное военное имущество и на другой день с оружием в руках направились в расположение частей Красной Армии, и Гавриловское.

Некоторые офицеры присоединились к восставшим. В Гавриловское прибыли 361 солдат и 14 офицеров с пулеметами и винтовками.

После восстания егерского батальона Анненков разоружил оставшиеся пехотные части и начал массовое истребление безоружных солдат. Это зверское избиение многих сотен солдат является одним из самых подлых и кровавых злодеяний наемника иностранных империалистов палача Анненкова.

 

Интервенты и белогвардейцы теряли свою опору и среди семиреченского казачества. Беднота казачьих станиц еще в 1917—начале 1918 годов активно боролась за Советскую власть и вступала в ряды Красной гвардии. В период гражданской войны революционная часть казачества стойко сражалась за Советскую власть против интервентов и белогвардейцев. Особенно активное участие в этой борьбе приняли трудящиеся казаки станицы Голубевской (Борогудзир) Джаркентского уезда. Как отмечалось выше, в сентябре 1919 года в Верном состоялся войсковой съезд красных казаков Семиречья, пославший приветственную телеграмму В. И. Ленину.

Однако на территории, занятой белогвардейцами, офицерско-кулацкой верхушке станиц насилием и обманом некоторое время удавалось вести за собой значительную часть казачьего населении. Суровые уроки гражданской войны заставили и ту часть трудящихся казаков, которая была обманута белогвардейской верхушкой, пересмотреть свое отношение к Советской власти. Военный и политический крах белогвардейцев ускорил процесс политической дифференциации среди казачества. Еще осенью 1919 года начался массовый переход казаков Оренбургского и Уральского казачьих войск на сторону Советской власти.

 

Огромное значение в этом отношении имело постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 7 декабря 1919 года, подписанное В. И. Лениным, которое вменяло в обязанность командования Туркестанского фронта принять все меры к восстановлению в Уральской области мирного порядка и ликвидации сопротивления Советской власти части казачества. Это постановление гарантировало «именем Советской Республики личную безопасность и забвение прежних вин всем ныне оставшимся по ту сторону фронта, вплоть до высшего командного состава и состава бывшего войскового правительства, при условии немедленного изъявления ими покорности Советской власти, немедленной сдачи в полной целости и сохранности всех запасов оружия, обмундирования, военного снаряжения и сохранения в неприкосновенности всех предприятий, промыслов и заведений, имеющих важное значение как для края, так и всей Республики».

Постановление Совнаркома РСФСР в отношении уральского казачества было известно в Семиречье и сыграло большую роль в отходе трудящихся казаков от офицерско-белогвардейской верхушки. Весной 1920 года этот отход усилился.

 

26 февраля 1920 года на Семиреченском Северном фронте, на участке 26-го полка 3-й стрелковой бригады (около Капала), начались переговоры представителей командования полка, а затем и бригады с представителями казачьих частей, находившихся в Капале, о капитуляции этих частей. Переговоры не привели к какому-либо конкретному результату, но они, тем не менее, показали большой перелом в отношении к Советской власти, который произошел среди рядовых семиреченских казаков, их большую тягу к прекращению вооруженной борьбы.

29 февраля командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе приказал командиру 3-й Туркестанской стрелковой дивизии послать к белогвардейскому командованию на Семиреченском фронте представителей с предложением капитулировать и сдать все оружие и военное имущество, гарантируя личную неприкосновенность всем сдавшимся.

Но белогвардейская верхушка, несмотря на свою обреченность, отказалась прекратить военные действия и капитулировать. Тогда советское командование обратилось с этим предложением к рядовому казачеству.

 

2 марта 1920 года М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышев выступили с обращением «К семиреченскому казачеству и таранчинскому народу», в котором призывали прекратить сопротивление, сложить оружие и признать Советскую власть.

«...В интересах скорейшего безболезненного решения кровавого спора на полях Семиречья, — говорилось в обращении, — в интересах полного примирения всех трудящихся элементов края безразличия веры, языка и национальности Революционный Военный Совет Туркестанского фронта постановил: «Вменить в обязанность командованию Семиреченского фронта принять все меры к скорейшей безболезненной ликвидации означенного фронта. Снестись с командованием противной стороны и предложить прекратить дальнейшее сопротивление на условиях признания Советской власти и сдачи всех запасов оружия и снаряжения. Гарантировать всем изъявившим покорность полную личную безопасность, забвение прежних вин и помощь хозяйственному устройству на равных с прочим населением края условиях».

Доводя об этом до сведения всего населения области, я, с своей стороны, как командующий всеми вооруженными силами Республики в пределах Туркестанского фронта и сам сын Семиречья, именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики объявляю:

1. Всем казакам, таранчам, киргизам и прочим, сражающимся ныне против Красной Армии, гарантируется полная личная безопасность и забвение всех проступков, совершенных против рабоче-крестьянской России, при условии немедленного изъявления ими организованно или отдельными группами покорности Советской власти, безоговорочного признания ее и сдачи всех запасов оружия и военного снаряжения.

2. Такая же безопасность и прощение гарантируются и всему командному составу сражающихся против нас войск.

3. В случае отказа прекратить борьбу на изложенных выше условиях мной будет приказано в кратчайший срок силой оружия подавить сопротивление всех, кто будет затягивать преступную борьбу...».

 

Обращение М. В. Фрунзе и В. В. Куйбышева было отпечатано на русском, казахском и уйгурском языках и распространено среди солдат противника. Оно сыграло немалую роль в ликвидации семиреченской белогвардейщины.

В марте 1920 года участились случаи перехода семиреченских казаков на сторону Красной Армии. Авторитет офицерского состава и дисциплина в белоказачьих частях быстро падали. Трудящиеся казаки Северного Семиречья все чаще и настойчивее заявляли о необходимости признания Советской власти.

 

В целях скорейшего разгрома белогвардейцев в Северном Семиречье командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе и член Реввоенсовета фронта В. В. Куйбышев дали 1 марта 1920 года командиру 3-й Туркестанской стрелковой дивизии следующий приказ:

«...Во исполнение поставленной ранее задачи разгрома капальской группы противника приказываю теперь жё, не ожидая сосредоточения всех частей, перейти в решительное наступление на Капал — Лепсинск. При наступлении широко использовать обходной маневр, дабы отрезать противнику пути отступления и захватить его материальную часть и обозы. О получении приказа и отданных распоряжений срочно донести».

 

Боевая задача, поставленная перед 3-й Туркестанской стрелковой дивизией, заключалась в следующем: очистить от противника район Капал — Лепсинск, полностью уничтожив находившиеся здесь силы врага и, войдя в непосредственную связь с частями Сергиопольской группы Красной Армии, совместно с ними уничтожить вооруженные силы белогвардейцев, сосредоточенные главным образом в районе станица Урджарская — укрепление Бахты.

Капальской операции придавалось большое значение. Она должна была привести к полному разгрому белогвардейских сил на Семиреченском фронте и ликвидации самого Семиреченского фронта. Непосредственное выполнение задачи было возложено на 3-ю стрелковую и кавалерийскую бригады.

 

В состав действующих частей вошли:

 

1- й Семирсченский (25-й Туркестанский) стрелковый полк — 3 батальона

2- й Семиреченский (26-й Туркестанский) стрелковый полк — 1 батальон

1- й Семиреченский кавалерийский полк — 4 эскадрона

2- й  " " — 4 "

3- й  " " — 2 "

4- й  " " — 4 "

Эскадрон особого назначения — 1 эскадрон

3-й легкий артиллерийский дивизион — 9 орудий

Тяжелый артиллерийкий дивизион (неполного состава) — 2 мортиры

Всего: 4 батальона и 15 эскадронов при 9 легких и 2 тяжелых орудиях

 

Силы противника, сосредоточенные в районе Капала, составляли 18 сотен и эскадронов при трех орудиях.

 

Части 3-й стрелковой бригады 4 марта заняли аул Восточный Шимбулак и вышли к Капалу; 1-й и 2-й кавалерийские полки, оттеснив заставы противника, перерезали пути сообщения Капала со станицей Арасан.

Пехоте было приказано начать с наступлением темноты штурм города. Пехотные части этот приказ выполнить не смогли и, не взяв города, отступили. Неудаче наступления способствовали поднявшийся снежный буран и слабость артиллерийского огня из-за недостатка снарядов.

Вечером 5 марта командование 3-й Туркестанской дивизии дало приказ об отступлении на исходные позиции, что и было выполнено в ночь на 6 марта.

 

В приказе Реввоенсовета Туркестанского фронта от 8 марта 1920 года, подписанном М. В. Фрунзе, В. В. Куйбышевым и другими членами Реввоенсовета, была дана суровая оценка неудачным действиям семиреченских частей Красной Армии во время первого наступления на Капал. Реввоенсовет приказал: «Командованию дивизии и бригад всеми имеющимися в их распоряжении средствами в кратчайший срок реорганизовать части и подготовить их к последнему победоносному наступлению».

Командование 3-й Туркестанской дивизии, выполняя приказ Реввоенсовета, провело ряд мероприятий по укреплению частей, смене не оказавшихся на высоте задачи командиров и по подготовке нового наступления.

Возобновление наступления на Капал, первоначально намеченное на 9 марта, было перенесено на 13, а затем на 22 марта.

Задача операции была определена приказом М. В. Фрунзе от 21 марта:

«Начдиву 3-й Туркестанской, установив связь с частями Сергиопольской группы, занявшими Лепсинское (Романовское), немедленно перейти в решительное наступление на Капал, пикет Абакумовский. Объединив все части, действующие на этом направлении, энергично развивать наступление на Лепсинск, имея задачу очистить от противника район Лепсинск — озеро Алаколь».

 

Таким образом, отличительной чертой операции было непосредственное взаимодействие частей 3-й Туркестанской дивизии с Сергиопольской группой Восточного фронта, переданной (по приказу главкома от 14 марта) с 18 марта 1920 года в подчинение командующего Туркестанским фронтом. Перед Сергиопольской группой была поставлена задача: направив часть сил на Абакумовскую для соединения с наступающими на Капал частями 3-й Туркестанской дивизии, главными силами наступать по Чугучакскому тракту с целью овладения укреплением Бахты и оказания содействия частям, действующим в районе Лепсинска.

 

Силы Капальской группы Красной Армии состояли в основном из частей, принимавших участие в наступлении 4—5 марта. Силы белых в районе Капала также состояли из частей, бывших там во время первого наступления красных, но значительно поредевших в связи с переходом многих казаков на сторону Красной Армии.

 

22 марта части 3-й бригады 3-й Туркестанской стрелковой дивизии перешли в наступление и к 4 часам 24 марта подошли к Капалу, начав его окружение. Бригадой командовал П. Павлов. К этому же времени советская кавалерия перерезала все дороги, соединявшие Капал с тылом. Общее руководство операцией осуществлял командир 3-й Туркестанской стрелковой дивизии И. П. Белов.

Кавалерия белых силою до 300 сабель при одном орудии пыталась пробиться к Капалу со стороны станицы Арасан, но была отброшена. Также были ликвидированы попытки мелких групп противника прорваться из Капала.

27 марта часть войск Капальской группы в составе подразделений 1-го кавполка (четыре эскадрона), 2-го кавполка (два эскадрона), 4-го кавполка (один эскадрон), эскадрона особого назначения и 25-го Туркестанского стрелкового полка (две роты), общей численностью до 300 штыков и 800 сабель при восьми пулеметах начала наступление на Арасан, имея своей основной задачей окружить и уничтожить действовавший здесь кавалерийский отряд генерала Щербакова.

 

Развивая стремительное наступление, советская кавалерия 28 марта ворвалась в Арасан. Гарнизон противника сложил оружие. Было захвачено 8 пулеметов, 250 винтовок и большое количество патронов. Генерал Щербаков с остатками своих банд бежал в станицу Абакумовскую. Советская кавалерия преследовала его по пятам.

Одновременно с 3-й Туркестанской дивизией осуществляла наступательные операции Сергиопольская группа Красной Армии. Ее главные силы (314-й и 315-й полки 105-й стрелковой бригады, 526-й полк 176-й стрелковой бригады и 17-й партизанский кавалерийский полк при одной легкой батарее), наступая по Чугучакскому тракту, должны были овладеть укреплением Бахты и, отбросив остатки дивизии Анненкова от главной дороги, связывавшей Северное Семиречье с Китаем, во взаимодействии с частями 3-й Туркестанской стрелковой дивизии уничтожить врага. Другая часть группы (74-й и 75-й кавалерийские полки), наступая в направлении станицы Абакумовской, должна была соединиться с 3-й Туркестанской стрелковой дивизией.

Развивая энергичное наступление, главные силы Сергиопольской группы сломили сопротивление разрозненных частей белых и 22 марта заняли станицу Урджар — один из важнейших опорных пунктов атамана Анненкова. 176-я бригада, преследуя отступавшие в Синьцзян по Чугучакскому тракту разгромленные банды Дутова и Анненкова, прошла в течение пяти дней свыше 100 километров, не давая противнику возможности задержаться и организовать оборону. 27 марта бригада заняла укрепление Бахты, выйдя, таким образом, к государственной границе. Разбитые и деморализованные остатки белогвардейцев бежали на территорию Синьцзяна.

Части 105-й стрелковой бригады после взятия Урджара начали 25 марта через поселок Маканчи наступление на поселок Рыбачье, создав непосредственную угрозу удара с севера на Уч-Арал, где находился штаб атамана Анненкова.

74- й и 75-й кавалерийские полки еще 15 марта заняли аул Джуз-Агач, затем село Романовское. Отсюда была установлена связь с частями Капальской группы 3-й Туркестанской стрелковой дивизии.

После этого 75-й кавалерийский полк произвел смелым рейд к Уч-Аралу, где находилась ставка Анненкова. Пройдя около 100 километров, герои-кавалеристы рано утром 25 марта внезапно атаковали Уч-Арал. Уничтожив большое количество офицеров и солдат противника, они захватили до 400 пленных. Все же белые, располагавшие большим превосходством в силах, вытеснили 75-й полк из села. Однако общее положение белогвардейцев было настолько безнадежным, что Анненков покинул Уч-Арал, который был снова занят советскими войсками.

Успешно развивавшиеся наступательные действия 3-й Туркестанской дивизии и Сергиопольской группы оказали большое влияние на исход операции под Капалом.

 

Рядовые казаки требовали сложить оружие. Каждый день поодиночке и группами они перебегали к красным. Белогвардейско- офицерская верхушка была против капитуляции, но и она не могла не понимать безнадежности продолжения вооруженной борьбы. В этой обстановке советское командование предложило гарнизону Капала сдаться на условиях безоговорочном капитуляции, гарантируя сдавшимся личную безопасность и амнистию.

29 марта из Капала прибыли три офицера во главе с начальником полевого штаба и от имени белогвардейского командования заявили о согласии капитулировать. Через несколько часов советские войска вступили в Капал. Белогвардейцы сложили оружие.

В Капале в общей сложности сдалось 1185 солдат и офицеров противника (в том числе Приилийский и Алатайский казачьи полки) во главе с заместителем командующего южной группой белогвардейских войск на Семиреченском фронте войсковым старшиной Бойко. Занятие города и разоружение белогвардейских войск прошло в полном порядке.

 

Падение главного опорного пункта южной группы белогвардейских войск в Семиречье — Капала, в котором были сосредоточены их наиболее боеспособные силы, ускорило крушение всей южной группы. 29 марта была освобождена станица Абакумовская. Сложили оружие белогвардейские гарнизоны Аксуйской и Саркандской станиц. Советские войска, не встречая сопротивления, занимали один населенный пункт за другим.

При разгроме белогвардейцев в Северном Семиречье рядовые казаки гарнизона села Герасимовского совместно с трудящимися крестьянами с оружием в руках восстали против белогвардейскою командования и установили связь с наступавшими советскими войсками.

Стремительное наступление Красной Армии с севера, юга и запада и разложение частей противника поставили белогвардейские командование перед фактом невозможности дальнейшего сопротивления. Атаман Анненков, бросив свои разгромленные и разлагаюшиеся части, позорно бежал с кучкой отъявленных бандитов через горные проходы Джунгарского Ала-Тау в Китай. Сюда же бежали атаман Дутов и генерал Щербаков. Командование остатками белогвардейцев перешло к полковнику Асанову, который поспешил издать приказ о капитуляции белогвардейцев на Семиреченском фронте.

Приказ Асанова о капитуляции лишь констатировал фактическое положение вещей — белогвардейцы на Семиреченском фронте, в результате разгрома и внутреннего разложения, прекратили сопротивление.

 

В последних числах марта 1920 года происходили сдача в плен и разоружение белогвардейских частей, находящихся в Северном Семиречье. В общей сложности было взято в плен до 6 тыс. солдат и офицеров противника, захвачено 11 орудий, 117 пулеметов различных систем, 1364 русских трехлинейных винтовки, 3564 японских винтовки, 1549 винтовок-берданок, свыше 750 тыс. патронов, несколько тысяч артиллерийских снарядов и огромное количество различного военного имущества.

 

Ссмиреченский Северный фронт был ликвидирован. М. В. Фрунзе в письме к В. И. Ленину 14 апреля 1920 года писал: «Последняя заноза в теле фронта — Ссверно-Семирсченский район — ныне благополучно вынута».

 

 

С.Н. Покровский "Победа Советской власти в Семиречье"

Издательство Академии наук Казахской ССР

Алма-Ата – 1961

 

 

***

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,671,883 уникальных посетителей