September 19 2017 23:31:10
Навигация
Последние статьи
· СО-И0497 Saiman полн...
· JK-298 массажер, Кит...
· ЗП-220 звонок, СССР,...
· V-99 Hearing Aid - о...
· Cambridge Translator...
· Адаптер УКВ FM-U обз...
· SSBN-643 George Banc...
· Челябинск советский ...
· Г. Скребицкий "Хитра...
· Автомобили - реклама...
· Пармская обитель и с...
· Мирра Лохвицкая: Я х...
· XII в. Успенский и Д...
· XII в. Георгиевский ...
· Орхит - воспаление я...
Иерархия статей
Статьи » Мои » Сахиб Ас-салам мудрец седобородый
Сахиб Ас-салам мудрец седобородый

Сахиб Ас-салам

 

 

Ловкач

 

В славном городе Ургенче жил один почтеннейший человек и звали его сахиб ас-салам Али Алмас Барса-кельмес, а ещё – ловкий аксакал. Всего от роду ему было 127 лет, но другие утверждали, что ему всего лишь 27. Он был и старым и молодым, умным и глупым, весёлым и грустным. С ним происходили разные хорошие истории, которые имели плохой конец. А плохие происшествия давали ему, порою, больше выгоды, чем ростовщичество. Он жил в домике почти в центре города, а может быть он жил и в других городах.

 

- Ох, бедный я, бедный! – громко стенал Али Алмас на весь свой квартал – Дома ни лепёшки, ни пол-лепёшки, даже мыши сбежали!

- О чём печалишься, почтенный? – спрашивали его дехкане – Ты вот и одет хорошо, и щёки от сытости лопаются!

- Тёмный вы народ, жестокосердый вы народ! Да ведь у меня нищета! Такая невыносимая нищета, что прямо в могилу и то лучше!

- А вчера тебе наш падишах мешочек с золотом подарил, – заметил один дехканин.

- Так-то оно так, но вы, наверное, совсем злые люди! Я нищий, а вы золоту завидуете…

- Нищету-то легче пережить, когда имеешь мешок с деньгами! – сказал проходивший мимо мальчик с узелком в руках – Не так ли, аксакал?

 

 

Бессмертие глупости

 

- А скажи, уважаемый Али Алмас, за какие заслуги наш падишах так щедр к тебе? – спросили старика.

- Э-э-эх… - зевнул аксакал – Спроси лучше у моего осла, почём я знаю?

- Зачем спрашивать осла, я знаю, - сказал один проходивший мимо мальчик с узелком в руках – Он продал падишаху кувшин с живительной водой, которую набрал в грязной луже за домом.

- Что за вода такая? Почему живительная? – полюбопытствовали дехкане.

- Если каждое утро пить несколько капель этой воды, то преждевременно не умрёшь.

- А как это – «преждевременно»?

- Какие же вы любопытные! – отвечал мальчик – Это пока твой смертный час не пробьёт.

- Падишах так обрадовался, что велел скромно меня наградить, и всё тут, - перебил его Али Алмас.

- Всё? А как же бессмертная черепаха? – хитро усмехнувшись, спросил его мальчик – Наш мудрый Али Алмас Барса-кельмес продал нашему господину, великому падишаху, бессмертную черепаху, которую поймал у себя в огороде.

- Да где это видано, чтобы в наших краях водились бессмертные черепахи, да ещё и на огороде?! – удивились дехкане – Обман всё это!

- Ещё как водятся! Но вот чтобы проверить бессмертная ли она, надо ведь и самому жить вечно! Вот в чём штука. А после живительной воды из лужи, наш падишах не долго…

- Молчи! Молчи, негодный мальчишка! Ещё беду накличешь, – закричал на него разгневанный аксакал – Твоя молодость позволяет говорить тебе глупости. А я окончил десять университетов!

 

- О, великий мудрец, о светило светил, звезда разума, - засмеялся мальчик и глубоко склонился – Твои ученые степени и твоя всеми уважаемая седая борода, позволяют говорить тебе глупости ещё уверенней!

 

 

Как похудеть?

 

Однажды седобородый Али Алмас решил поиграть в молодость. Одел он лучший халат с парчовым поясом, расчесал и окунул бороду в ароматическую воду и отправился вечером бродить по улицам своего квартала. Не прошло и получаса как некая легкомысленная женщина, приоткрыв чадру, подмигнула ему и позвала с собой. Обрадовался Али Алмас, а утром, уходя из дома этой грешницы с лёгким сердцем отдал ей один серебряный дирхем. А назавтра он отдал уже другой плутовке золотой динар…

 

Одну, потом другую неделю развлекался аксакал, а потом хвастался своими победами перед друзьями, такими же седобородыми старцами – вот де я какой неотразимый, джигит, да и только! «Десять, а может и двадцать девичьих сердец я покорил!» - так похвалялся он.

 

- Эх ты, джигит! – насмешливо сказал ему всё тот же нахальный мальчишка с узелком в руках – Победы надо не считать, победы надо взвешивать.

И он махнул рукой показывая не-то на отощавшую фигуру Али Алмаса, не-то намекая на исхудавшие кошельки аксакала.

 

И то верно, сам Али Алмас где-то читал, как один полководец отправился в поход на ста тысячах верблюдах, победив врага он вернулся домой на десяти верблюдах. И, кажется, шах приказал отрубить ему голову…

 

 

Алмас и Балмас

 

Вспомнив историю с полководцем, Али Алмас вспомнил и то время, когда и он сам был сильным батыром и лихим джигитом.

 

Как-то ехал он в те далёкие времена на великолепном скакуне на войну – а конь вороной так и пляшет под ним, кольчуга серебрится, сабля из золочёных ножен сама выскакивает, копьё длинное с белым бунчуком, а щита нет – зачем батыру щит?

А тут навстречу ему скачет другой всадник – кляча под ним старая, сам весь запылённый, без копья и со старой-престарой саблей. А щитов аж две штуки по бокам к седлу приторочены!

 

- Ты кто? – спрашивает незнакомец Алмаса.

- Я Алмас, на войну еду. – отвечает ему Алмас.

- А я Балмас, с войны еду.

- Что вы всех победили?

- Нет, нас все победили.

 

И начал Балмас уговаривать Алмаса не ехать на войну.

 

- Тебя победили, а меня нет, - сказал ему храбрый Алмас – Пусти!

- Я воевал, а ты нет, - отвечал ему Балмас – Послушай меня.

- Стану я слушать труса! Ты бежишь. Лучше передумай, и поехали со мной.

- Я воевал, я знаю военное дело, а ты глупец!

 

Долго они так препирались, пока не поссорились. А тут проезжал мимо падишах со свитой. Увидел он спорящих джигитов.

 

- Эй, - говорит падишах – Джигиты, лучше возьмитесь за оружие и выясните кто из вас прав, а кто нет.

 

Верно. Назначили поединок. Измерили поле. Выдал им падишах одинаковые копья. Разъехались джигиты, копья наперевес и давай съезжаться. Вот уже десять шагов осталось, как вдруг развернули они коней, и давай погонять в разные стороны.

 

- Трусы! – закричал им падишах – Стойте, не то прикажу вас изловить, как сайгаков и изжарить на вертеле!

 

Услышав такие оскорбительные и угрожающие слова, джигиты вернулись

 

- Мы не трусы! – хором ответили они на ужасное оскорбление.

- Я много и храбро воевал, - начал Балмас – Мне надоело и я сложил оружие.

- А я ещё ни разу не воевал, - продолжил Алмас – И ещё ни разу не поднимал оружие.

- И это всё? – нахмурился падишах – Это всё ваше оправдание?

- Нет, падишах, - заговорил Алмас (он уже начал становиться ловким аксакалом) – Поединок двух людей доказывает меньше, чем сражение тысячи.

- А сражение тысяч людей вообще ничего не доказывает, - добавил простодушный Балмас – Теория ищет…

- А практика находит, - перебил его пылкий Алмас.

- Когда канатоходец ищет новых путей он разбивается!

- Он сердцем ищет свой путь и сердцем создаёт себе ум!

- Горе ему, он слепец! Только умом можно создать сердце и выбрать свой путь!

- В чувстве больше разума, чем в разуме чувств!

- Безумец, ты лжёшь не потому, что не ведаешь Истины, а потому что её не ведают все остальные!

- Я прав, но не потому что прав – не правы остальные!

- Ты это знаешь? Ты знаешь всех остальных? Молокососы тоже всё знают, правда… плохо.

- Я молокосос?! Ну что же, молокосос тоже имеет право на существование.

- Существовать существуй, но не мешай существовать другим!

- Потому я тебя и не поднял на копьё. Даже нелепица должна быть, без неё Истина мала.

 

Тут падишах, схватившись за голову, вскочил и закричал:

 

- Молчите несчастные! Эй, разнимите болванов! Ваши головы настолько глупы, что даже умные мысли в них становятся глупостью! Кто послушает вас хоть минуту, станет подобно вам, биться на словах. А мне дорог мой разум.

 

Падишах приказал своим нукерам доставить притихших джигитов – одного, Алмаса, в армию на поле битвы, а его противника, Балмаса – отправил домой.

 

Да, давненько это было… Али Алмас Барса-кельмес вздохнул и сказал всем:

 

- Было время, я храбро бился, полководцы ставили меня в пример всем простым воинам. Полководцам я бесстрашно говорил всю правду в глаза…

- Это так, точно, наверняка, - опять влез противный мальчишка со своими замечаниями – Один раз наш Али Алмас, гроза нечестивых гяуров, указал падишаху на две его маленькие ошибки и тем самым совершил одну, но очень и очень большую ошибку! Следы от тех тумаков он и по сей день выдаёт за сабельные удары!..

- Прочь негодяй! – замахал на него аксакал – Вечно тут путаешься под ногами!

 

Мальчик обиделся и, ворча про себя: «Не буду я сыном храбрейшего Балмаса, если не проучу этого вздорного старикашку!», ушёл по делам.


 

 

Али Алмас Барса кельмес

 

«Он не торопится»

 

Однажды мулла встретил пьяного Али Алмаса и давай читать ему проповедь. Аксакал слушал-слушал муллу и только мычал в ответ. Наконец мулла выдохся и закричал ему в гневе:

- Ты хоть понимаешь, что вино страшнее сабли! Сабля убивает мгновенно, а вино – это медленный яд!

Али Алмас только лишь мотал головой и не отвечал.

- Уважаемый, оставь его в покое, - обратился к мулле проходивший мимо мальчик – Разве не видишь, он никуда не торопится.

 

Говорят, что после этого случая никто не видел Али Алмаса с пиалой вина в руках, но кто поверит этим россказням!

 

 

Деньги Али Алмаса

 

Однажды ночью в дом Али Алмаса проникли воры и обокрали его. Проснувшись утром Али Алмас обнаружил злодеяние и громко причитая, расцарапав лицо в кровь выбежал на площадь. И так громко он там вопил, что привлёк всеобщее внимание. Подошёл к нему один добрый человек и спросил:

 

- Что за горе у тебя, седобородый?

- Украли! Всё, всё украли!

- Успокойся, почтенный, аллах их покарает.

- Да это когда будет, но сперва-то он меня заберёт! Ведь я теперь нищий и умру от голода.

- И много добра унесли? – спросил кто-то из зевак.

- Много-немного, а унесли… Три медные монетки унесли эти негодяи – все, что скопил за долгие годы!

- Всего-то!.. – рассмеялся зевака.

- Если нет больших денег, то и маленькие могут скрасить жизнь.

 

Так ответил ему Али Алмас. Видя, какое горе обуяло старика, добрый человек тоже чуть не заплакал.

 

- На, возьми три монетки, - сказал он, доставая из мешочка три медные монетки – Успокойся и считай, что у тебя ничего не украли.

- Спасибо, спасибо тебе добрейший из добрейших! – ещё пуще заливаясь слезами, проговорил Али Алмас – Ты самый хороший человек в этом городе – городе воров и мошенников! Но горе моё оттого возросло вдвое.

- Это отчего же? – изумился добрый человек и про себя решил, что старик явно сумасшедший.

- Так если б не воры, у меня было бы теперь целых шесть монеток – целое состояние!

 

И Али Алмас Барса-кельмес совсем уж было отчаялся, как вдруг краем уха услышал разговор двух торговцев изюмом.

 

«У купца Аслана несчастье» - сказал один. «А что случилось?» - спросил другой. «Из его конюшни вырвался и сбежал белый-пребелый жеребёнок. Кто найдёт его и возвратит владельцу, получит шесть золотых динаров награды!». Второй торговец даже подскочил: «Так много?! Хотел бы я быть тем счастливчиком…». Недослушав разговор торговцев, Али Алмас уже бежал к дому богатейшего купца Аслана.

 

- Это ты, щедрый купец, что обещал шесть золотых монет тому, кто найдёт твоего белого-пребелого жеребёнка? – спросил он чуть отдышавшись.

- Да, это я, - обрадовался купец – А что, аксакал, вы его нашли?

- Ещё нет, уважаемый, но сперва я хотел бы получить задаток.

 

Говорят, с тех пор купец Аслан начал заикаться – так он смеялся!

 

 

Суд с судьёй

 

Возвращаясь от купца Аслана без гроша (не считая тех трёх медны монеток), высмеянный и обиженный Али Алмас остановился на минутку перевести дух. И тут какой-то беспризорный, праздно шатающийся ишак лягнул аксакала в живот. Лягнул не сильно, но аксакал и без того не в духе очень разгневался. «Ну, мерзкая тварь, ты за это поплатишься! Или твой хозяин!» - подумал Али Алмас и пошёл следом за ослом. Вскоре осёл зашёл во двор одного очень богатого дома. Обрадовался Али Алмас, так как с богатого хозяина можно побольше взять и спросил у мальчика, работающего во дворе по хозяйству:

 

- Чей это дом?

- Это дом судьи. – ответил мальчик.

- Очень хорошо! – ещё пуще возрадовался аксакал, ведь теперь он стоял пред лицом закона – А этот негодный осёл, тот, который только что зашёл сюда, чей это осёл?

- Он тоже принадлежит судье. И всё остальное здесь тоже принадлежит судье. И сам судья дома, проходите аксакал.

 

Али Алмас подбоченился и без лишних слов прошёл к судье.

 

- Уважаемый, если меня лягнёт осёл, - спросил он у судьи – Какой штраф накладывается на хозяина осла?

- Десять медных монет. А если владелец осла занимает большую должность, например как я, то он обязан уплатить потерпевшему тридцать медных монет.

- Так много?! – обрадовано закричал Али Алмас – Это хорошо, это то, что мне надо! Только что на рынке ваш осёл лягнул меня в живот. Посмотрите, даже след его грязного копыта на халате остался. Хозяин этого осла вы, потому… Когда, уважаемый, я смогу получить свои тридцать монеток?

- Можно прямо сейчас, - улыбаясь, сказал судья, не менее хитрый, чем Али Алмас – Но сперва вы должны уплатить суду пошлину – десять медных монет, если рассматривается дело обычное, или тридцать медных монет, если в деле ответчиком выступает вельможа.

- Ой, старая моя башка! – схватился за голову аксакал – Кажется, меня лягнул совсем другой осёл, а может и не осёл. А скорее всего – это я осёл!

 

Уходя от судьи Али Алмас подумал: «И всё же я неплохо провернул дельце! По крайней мере, мы с судьёй квиты». Подумал и ему сразу стало легче на душе.

 

 

Знакомые деньги

 

С тех пор зарёкся Али Алмас к судье ходить. Но всё же, хоть и не по своей воле, он ещё разок встретился с судьёй.

Однажды на рынке нашёл Али Алмас кожаный мешочек, заглянул внутрь и увидел в нём серебряные дирхемы. Обрадовался аксакал, но тут как из-под земли вырос один толстый купец и закричал радостно:

 

- Вот мой мешок с деньгами! О счастье, наконец-то я его нашёл!

- О чём ты толкуешь? – спросил его Али Алмас.

- Так это я потерял этот мешочек! Отдай, аксакал, это моё.

- Почём я знаю что твоё? – разгневался аксакал – Так всякий может сказать.

 

Разозлился купец и потащил упирающегося старика к судье – пусть, мол, тот рассудит. А судья принял их вежливо и спросил в чём их дело. Купец рассказал.

 

- Зачем же ты взял чужое? – выслушав купца, спросил судья аксакала.

- Да разве я знаю чужое это или своё? – пожал плечами аксакал и поведал – Дело в том, ваша справедливость, что я сам неделю назад потерял мешочек с деньгами…

- Неделю назад! – воскликнул купец – Седобородый, а такой глупый, или – хитрый! Да твои деньги давно уж кто-нибудь да нашёл!

- Я не знаю, может быть, нашёл. А может и не нашёл. Ты, купец, толстое пузо, ты видел как этот кто-нибудь находил мои деньги? И я не видел. Может, этот мешочек и есть именно мой?

- Постой аксакал и ты купец подожди, - сказал им судья – Вы оба говорите правильно и ваши претензии справедливы, но разберёмся. В каком мешочке были ваши деньги?

 

Купец сказал, что у него был кожаный мешочек, а вот Али Алмас сообщил, что его мешочек был из красного китайского атласа.

 

- Так о чём же спор? Иль ты старик слеп? Разве не видишь, что этот совсем другой – он кожаный!

- Я не слеп, - обиделся Али Алмас – Я, ваша справедливость, тоже сперва смутился, но когда я заглянул во внутрь, то серебряные дирхемы показались мне такими знакомыми!..

 

Всякий знает, как поступит судья в таком случае: кожаный мешочек, как опознанный – купцу. Десять серебряных из мешочка, как опознанные – аксакалу. И девять монет с аксакала суду – в качестве пошлины.

 

- Если так дело дальше пойдёт, - сказал аксакалу мальчик с узелком в руках – Ты, удачливый из удачливых, станешь первым богачом в нашем квартале!

Аксакал ничего не ответил – что правда, то правда…

 

 

Что гора, а что ничто?

 

Однажды встретились два давнишних противника и приятеля – Али Алмас и Али Балмас.

 

- Ну, как дела, уважаемый Али Балмас, я слышал ты странствовал? По пустыням, говорят, странствовал, по морям и странам? – спросил Али Алмас – Что нового под луной? О чём мудрецы толкуют в чужих краях? Не скоро ли светопреставление?

- Благодарю за добрые слова, многоуважаемый Али Алмас Барса-кельмес, по воле аллаха, мир во всём мире твёрд и нерушим. Конца света не предвидится. А мудрецы они, что в наших странах, что в чужих, они всегда много толкуют о разных пустяках и называют их важными делами. Видел двух чудаков в городе Руме: один сидел в глубоком колодце, а другой на высокой башне, вроде нашего минарета. Они так жарко спорили, что и я ввязался, но они меня не послушали и прогнали прочь, чуть собак не спустили, нечестивцы!

- О чём же они спорили, бесценный Али Балмас?

- А о чём, драгоценнейший мой Али Алмас, могли спорить эти неверные – о глупостях! Один тот, что в колодце сидел, очень уж на тебя, седобородый из седобородых, был похож. А второй, что на башне, да простит мне аллах, совсем как я – только без бороды. Тот, что в колодце – крохотный такой, в дырявом чапане, пищит-пищит себе что-то под нос, а второй громко так кричит и сверху смотрит, ну прямо как орёл, только без клюва.

- А о чём спорят-то они?

- Тот, что в колодце сидит, говорит: «Если из песчянной горы взять одну песчинку, то гора останется горой?». «Останется» - отвечает тот, что на башне. «А если две, или лучше три песчинки взять, то будет эта гора горой?» - «Будет» - «А если тысячу?»- «Гора останется горой, если ты возьмёшь и миллион песчинок».

- Ну и в чём же, о прозорливый Али Балмас, спор?

- А спор, удивительный как сто тысяч алмазов, мой драгоценнейший Али Алмас, в том, что они доспорились до того, что колодезный мудрец стал утверждать следующую нелепицу: «Сколько бы мы не брали песчинок из песчянной горы – гора останется горой. Следовательно, если мы возьмём все песчинки кроме одной, последней, то она одна-последняя и будет горой!» - «Вздор! Одна песчинка – есть песчинка, она не гора!» - мудро возражал башенный мудрец…

- А куда же тогда сама гора девалась? – спросил Али Алмас.

- Растащили. – просто ответил Али Балмас.

- Это не ответ. Если можно взять одну песчинку, то можно взять и миллион песчинок – горы не убудет! Ничего не изменится, если даже взять половину всего песка – гора останется горой.

- Изменится, тогда будет лишь полгоры! А дальше будет горка, если брать ещё будет холм, потом бархан, потом куча, потом щепотка…

- Это всё названия. А если от кучи взять одну песчинку, она останется кучей?

- О, бестолковый, конечно останется!

- Так что же ты хочешь? Выбирая по одной песчинке мы и придём к тому, что останется Одна песчинка! И она-то одна будет кучей! Скажи мне, длинноухий осёл, разве не так?

- Нет, не так, жёлтобородый пёс, не так! С каждой песчинкой кучи будет становиться всё меньше, пока она не превратится в ничто – в одну единственную, паршивую песчинку. Одна песчинка – это одна песчинка и никак не больше. Ясно тебе, старый пень саксаула?! Иначе, у нас под ногами миллионы песчинок и что, они все кучи или они все горы?

- Эх ты, шарлатан, тебе надо быть дурным факиром! А с чего начинается куча – с миллиона песчинок? Нет – с одной песчинки!

- Шайтан! Сын шайтана и отец шайтанов! Чтоб тебя разорвало! Куча – это когда Много песчинок, а одна – это Ничто!!!

- Отродье бешеной желтухой собаки! По-твоему куча состоит из Ничего? И гора из Ничего?! С неверными связался и сам неверным стал! Камчи моей отведать хочешь? Убью тебя, свинья нечестивая!

- Зачем так ругаешься? А ещё зовёшься сахиб ас-салам!..

 

Тут вдруг появился ангел Джабраил с огненной саблей в руке и крикнул:

- Не стыдно вам, седобородым, так поносить друг друга?! Вы бы ещё подрались! Даже мне, на небесах, тошно стало!

- О всесильный, рассуди нас! – крикнули оба аксакала падая на колени пред, в общем-то, добрым ангелом.

- Нет предела делению вещей, - грозно молвил ангел Джабраил и совсем уж мрачно добавил – Но есть же предел терпению!

И погрозив саблей спорщикам исчез.

 

- Всё из-за тебя, - пробурчал Али Балмас и ткнул Алмаса в бок.

- Ну да я-то здесь при чём? Это ты со своими мудрецами из Рума…

- Ну, в общем, ты прав, я виноват… И так, ты прав – как ни крути, а песчинка получается – гора…

- Да кто его знает! Песчинка – ничто…

- А если к одному ничто добавить второе ничто получится ли что-то?

 

Чем окончился этот день для обоих аксакалов не знает никто, только лишь мальчик с узелком в руках видел, как над тем местом, где сидели Али Алмас и Али Балмас взвились языки пламени и поднялся огромный столб чёрного дыма.

 


Продолжение...

 


©Михаил Дмитриенко, 2004, Алма-Ата

PRETICH.ru

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,454,913 уникальных посетителей