November 18 2017 02:41:08
Навигация
Последние статьи
· Джинсы, всякое такое...
· Товарный паровоз сер...
· Мастер и Маргарита -...
· Становление русского...
· Поэзия Довженко - о ...
· Готика - архитектура
· 1944 - Ганс Фриснер,...
· Н. К. Крупская - Что...
· 1924 - Акт комиссии ...
· 1921 - Ходоки у Ленина
· 1924 - Сообщение Ком...
· 1924 - Уфимские деле...
· 1924 - Протокол осви...
· Н.К. Крупская - Прие...
· 1924 - Официальная и...
Иерархия статей
Статьи » Искусство » Золото Рейна - либретто оперы Рихарда Вагнера
Золото Рейна - либретто оперы Рихарда Вагнера

Золото Рейна - либретто оперы Рихарда Вагнера из цикла "Кольцо нибелунга"

 

Золото Рейна

 

Опера «предвечерье» в четырех сценах

Первое представление состоялось 22 сентября 1869 г. в Мюнхене

 

 

Действующие лица:  
   
Боги:  
Вотан баритон
Доннер баритон
Фро тенор
Логе тенор
   
Великаны:  
Фазольт баритон
Фафнер бас
   
Нибелунги:  
Альберих баритон
Миме тенор
   
Богини:  
Фрикка меццо-сопрано
Фрейя сопрано
Эрда меццо-сопрано
   
Дочери Рейна:  
Воглинда сопрано
Вельгунда сопрано
Флосхильда сопрано

 

 

Сцена первая. Из глубины столетий, словно олицетворяя великую силу природы, могучий и спокойный, несет свои воды седой, легендарный Рейн.

 

Зеленоватые сумерки стелются по дну реки; плавно и бесстрастно, подобно облакам, скользят над ними вечные в своем однообразном движении волны; оплетенные у подножья сырым туманом, высятся крутые утесы рифов и дикие зубчатые глыбы скал; чудится, что мгла таит в себе мрачные расселины, уводящие в недра земли.

 

Как серебристые рыбки, грациозно резвясь, плещутся и играют в родной стихия шаловливые дочери Рейна. Страшную тайну о гибельной власти злата над миром открыл им отец, повелев зорко охранять заколдованный клад, но легкомысленные русалочки увлеклись весельем и обо всем забыли... «Вейа! Вага! Вольные волны, светлая влага! Вагала вейа!» — рассыпаясь в миллионы брызг, звенят их ликующие голоса.

 

Никем не замеченный, в горном ущелье появляется отвратительный гном Альберих. Порожденный рыхлым туманом нибелунг карабкается на скользкий каменистый уступ и оттуда, со все нарастающим вожделением, следит за прекрасными девами. Охваченный страстью, он по очереди пытается обольстить каждую из сестер, но те, безжалостно насмехаясь, всякий раз ловко избегают его объятий. В бешенстве карлик неуклюже-торопливо скачет чрез пропасти, ломая когти, с необычайным проворством взбирается на утесы, но, обессиленный, срывается и падает вниз, откуда в немом отчаянии яростно грозит кулаками.

 

Неожиданно алчный взгляд нибелунга властно приковывает к себе волшебный свет, струящийся с вершины одной из скал: в лучах солнца, проникших сквозь толщу воды, ослепительным блеском сияет Золото Рейна.

 

«Эй вы, девчонки! Что там сверкает?» — озадачен Альберих.

«То заря улыбнулась волнам... — лепечут русалки. — Владыкою мира станет безмерным Золото Рейна сковавший в кольцо!» — сами не ведая, что творят, болтают они, польщенные изумлением гнома.

«Молчите, злой карлик — наш враг!» — вспоминает старшая из сестер...

«Да нет же, — смеются другие, — иль ты забыла, что только навеки проклявший любовь может похитить наш клад! А этот блудливый горбун так и пылает от страсти!» Дети вод...

 

Золотое сияние, согревая, ласкает их младенчески чистые души... Они не представляют, что можно отказаться от любви, которой жаждет все живое.

Яркими бликами переливается зеркальная гладь, в радостной пляске кружатся беспечные девы.

 

Прислушиваясь к их словам, нибелунг не может оторвать глаз от сокровища. Пока еще призрачное и пугающее, оно уже соблазняет и манит его, суля безграничное могущество и поднимая в жалкой душе все низменное и уродливое, чем наделил ее рок.

«Цена, пожалуй, не так велика...» — он не прочь променять святое чувство на деньги и власть. «Любить иль наслаждаться — не все ли равно? А безгранично царствуя над миром, наслаждение ведь можно купить!» — прикидывает Альберих.

 

Послав проклятье любви, карлик одним прыжком достигает вершины скалы и, с остервенением вырвав из груди ее драгоценный слиток, кубарем скатывается вниз, исчезая в пучине.

 

В непроницаемой тьме жалобно плачут русалки. Заглушая рыдания, откуда-то из преисподней доносится резкий, зловещий хохот гнома. Мнится, что внезапно наступившая ночь постепенно поглощает все, и лишь черные, грозные тучи, подобно вырвавшемуся на волю злу, несутся над миром.

 

Сцена вторая. Мало-помалу тучи превращаются в облака, которые, постепенно редея, рассеиваются и открывают подернутые предрассветной мглой безбрежные просторы на вершинах гор. В надоблачной выси спят на цветущей лужайке боги — Вотан и Фрикка.

 

Пробужденные от сна первыми лучами солнца, они в изумления разглядывают сказочный замок, блестящей короной венчающий скалу, у подножья которой, в глубокой долине, течет Рейн. Валгалла! Воздвигнутый за одну ночь братьями-великанами, Фафнером и Фазольтом, дворец отныне будет служить во славу бессмертных, утверждая величие и превосходство их власти! — мечтает Вотан. Вопреки мужу, Фрикка не радуется пышным чертогам. Правда, она хотела бы иметь собственное жилище, чтобы домашним уютом удержать возле себя легкомысленного супруга. Но отдать за дворец любимую сестру, богиню красоты и молодости Фрейю, как посулил этим гигантским чудовищам беспечный Вотан, она не согласна! Вотан и сам уже обеспокоен сделкой, на которую его подбил лукавый бог огня Логе, обещавший ему помочь перехитрить доверчивых исполинов и завладеть замком, не расставаясь с богиней. Вот только где он, Логе?!

 

Запыхавшись, вся в слезах, вбегает испуганная Фрейя. Взывая о помощи, она умоляет спасти ее от великанов, которые гонятся за ней по пятам. Они совсем близко! Уже слышна их тяжелая поступь! Появляются Фафнер и Фазольт, грозно требуя причитающуюся им дань. Подоспевшие почти одновременно с ними Фро и Доннер вступаются за сестру, в лице которой защищают собственную юность и красоту. Вотан спешит примирить ссорящихся: он готов отдать за Валгаллу что угодно, однако о Фрейе нечего и толковать, пусть его верные зодчие выберут для себя что-нибудь другое! Но упрямцы настаивают на точном выполнении договора, который бог собственноручно врезал руками в священное древко своего копья, символизирующее справедливость и правосудие. У каждого из них своя цель. Один, очарованный вечно женственным обаянием богини, хочет заполучить ее в жены; другой коварнее: зная, что Фрейя умеет выращивать золотые яблоки, дарующие вечную молодость, он жаждет завладеть бессмертием, отняв его у богов.

 

А вот, наконец, и Логе! Непостоянный, блуждающий, беспокойный бог, он сам как огонь: зависимый — охраняет, свободный — сжигает и разрушает все. Посоветовав Вотану отдать вечность за призрачное величие Валгаллы, он пытается испробовать на богах свою всеуничтожающую силу. Но встреченный недовольством и упреками своего господина, он точно угас, он вновь смиренно готов к услугам: двуличный плут, Логе уже плетет новую интригу, рассказывая о том, что в мире оказалось дороже любви, красоты и существующей власти: о Золоте Рейна, похищенном нибелунгом со дна реки. Распаляя любопытство и искушая слушателей, он уверяет их, что, подчинив себе подземное царство — Нибельгейм, — Альберих сковал волшебное кольцо и чудесный, тончайшей работы золотой убор. Перстень наделил его безграничной властью над миром, могуществом еще большим, чем то, которым владеют боги. А убор! Надетый на женщину, он привлекает к ней сердца, мужчину же делает невидимым или превращает в любое существо!

 

В ужасе перед господством нибелунга, великаны согласны отказаться от прелестной богини ради перстня. Но поздно! Вотан сам загорелся желанием обладать талисманом. Тщетно ластится к супругу обольщенная светлым убором Фрикка, напрасно коварный Логе напоминает ему о мольбах и смятении русалок. Тщеславный законодатель, сам влачащий оковы созданных им же законов, Вотан не удовлетворен более своим могуществом и мечтает об абсолютной власти и свободе.

 

Выбрав удобный момент, когда боги, поглощенные мыслью о кольце, забыли о них, Фафнер и Фазольт похищают Фрейю. обещая вернуть драгоценный залог, если вместо него получат Золото Рейна. И сразу же мертвенно-белый, седой туман окутывает все кругом. Старыми, одряхлевшими кажутся в нем лица богов. Вместе с Фрейей утратившие силу и молодость, охваченные оцепенением и унынием, они уже не ради тщеславия, а в страхе перед гибелью ищут путей к золотому кольцу нибелунга.

 

Выход прост: что вор взял, у вора украсть! — подсказывает бывалый Логе.

 

И решившись, Вотан вслед за ним спускается в бездонную расселину, откуда тотчас же вырываются густые клубы сернистых паров, которые мало-помалу обволакивают все.

 

Но вот пары постепенно превращаются в облака, облака — в тучи, а тучи, все уплотняясь, — в черные глыбы скал...

 

Сцена третья. Недра вселенной. Все нарастающий неясный гул, переходящий в ритмически-дробные удары кузнечных молотов по наковальням, постепенно вновь удаляется и смолкает. Вырисовывается уходящее в бесконечность подземное ущелье, от которого в разные стороны разбегаются, озаренные темно-красным светом, узкие галереи шахт. Это — Нибельгейм, мрачное царство гнома, который отрекся от любви ради золота и теперь, сковав из него волшебное кольцо, деспотично властвует над соплеменниками.

 

Из боковой штольни появляется Альберих, он тащит за ухо своего упирающегося брата Миме. Малыш — искусный кузнец, но, сковав по приказанию старшего брата чудесный убор, золотой заколдованный шлем, он хотел утаить его для себя. Всеведущий Альберих, узнав о намерении хитреца, отнимает у него шлем и, примерив его, неожиданно превращается в туман. Невидимый, он жестоко избивает обманщика и удаляется, раздавая направо и налево удары хлыстом. Жалобные крики и стоны покоренных нибелунгов несутся ему вослед.

 

Корчась от боли, громко воет обиженный Миме. Незаметно возле него оказываются Вотан и Логе; они расспрашивают плачущего карлика о его беде и обещают ему свою помощь. Немного успокоившись, маленький уродец рассказывает им о том, как, не зная печалей, свободно и беспечно жило прежде его многочисленное племя. Радуясь труду, они забавлялись, выковывая из блестящего металла изящные безделушки для своих жен и подружек. Ныне же, обращенные в рабство, день и ночь, не покладая рук, трудятся они под ударами плети, добывая в горах золото и создавая бесценный клад для Альбериха, охваченного жаждой наживы. Поведав о своих злоключениях, Миме заодно выбалтывает тайну волшебных кольца и шлема, которыми обладает его злобный брат.

 

Совершив обход владений, возвращается Альберих, гоня пред собой, как стадо, толпу нибелунгов. Нагруженные золотом гномы вкладывают его в одну общую сияющую груду. И опять свист бича, сопровождаемый грубой бранью и угрозами, обращает их к рабской службе.

 

Оставшись наедине с непрошеными гостями, Альберих, подозрительно разглядывая богов, интересуется, что привело их сюда.

 

Находчивый Логе отвечает, что до них дошла молва о богатстве и чудесах нибелунга, вот они и заглянули в Нибельгейм, чтобы лично убедиться в истинности слухов. Польщенный лестью Альберих, хотя и узнал коварного Логе, хвастает золотом, которое, выйдя из мрака на свет, скоро покорит для него весь мир. Довольный произведенным на пришельцев впечатлением, он решает еще больше поразить их и, сорвав с пояса золотой шлем, надевает его на себя, превращаясь в исполинского змея.

 

Притворяясь испуганным, Логе просит его принять образ животного поменьше, например... жабы! И вот небольшое пучеглазое существо уже распласталось на камне. Наученный спутником Вотан наступает ногой на мерзкую тварь, а Логе срывает шлем-невидимку. Гном, внезапно принявший свой обычный вид, как червь, извивается под стопою бога. Связанный по рукам и ногам Альберих, даже владея своим заколдованным перстнем, уже безвреден: он не может дотянуться до кольца, чтобы воспользоваться его волшебною силой.

 

Торжествуя, победители безжалостно волокут беспомощного пленника к расселине и пропадают в ней.

 

Сцена четвертая. Поднебесные выси окутаны блеклым туманом. Стремительно преодолев путь из подземного царства в страну богов, появляются Вотан и Логе, волоча за собой связанного Альбериха.

 

Как выкуп за жизнь и свободу бессмертные требуют у гнома накопленный им драгоценный клад. Альберих почти счастлив: значит, перстень остается при нем, а обладая его чудесной силой, он всегда вновь добудет утраченное! Не рассчитывая так легко откупиться, он тут же заклинает волшебное кольцо доставить сокровище новым владельцам. Из недр земли поднимается нагруженная золотом вереница рабов-нибелунгов. Сложив свою ношу, они вновь поспешно скрываются.

 

Считая себя свободным, карлик просит возвратить ему шлем, по Логе насмешливо швыряет убор в общую груду, а Вотан срывает заколдованный перстень с руки отчаянно сопротивляющегося нибелунга. Рухнули надежды; в бессильном гневе Альберих проклинает кольцо: рожденное в проклятье и проклятое вновь, оно отныне будет приносить обладателю его лишь горе и гибель... «Мой завет сгубит тебя!» — доносится до бога мстительное пророчество гнома, исчезающего в ущелье.

 

К Вотану, погруженному в созерцание кольца, подходят Фрикка, Фро и Доннер. Одновременно с ними вдали показываются великаны, ведущие за собой Фрейю. По мере их приближения туман постепенно рассеивается и боги вновь обретают все более юный вид.

 

Возвращая заложницу, Фазольт и Фафнер желают получить взамен столько золота, сколько потребуется, чтобы за ним скрылась из глаз прекрасная дева.

 

Быстро растет золотая стена, заслоняя Фрейю... остается лишь маленький просвет, через который ярко сияет взор богини. Чтобы заполнить его, исполины требуют кольцо с руки великого бога... Но Вотан ни за что не хочет расстаться со своим талисманом, и сделка готова расстроиться... Неожиданно в одной из расселин вспыхивает голубоватое сияние, и появляется премудровещая мать валькирий — богиня Эрда. Предостерегая от проклятого перстня, сулящего гибель богам, она бесследно исчезает, оставляя всех в тяжелом раздумье...

 

Взмахнув священным копьем в знак принятого, наконец, решения, Вотан бросает перстень к ногам великанов, которые поспешно начинают сгребать золото в свои мешки.

 

Проклятье, лежащее на кольце, не замедлило сказаться: поссорившись, из-за дележа, Фафнер убивает брата и, забрав добычу, но спеша уходит прочь от охваченных ужасом богов.

 

Чтобы развеять душную атмосферу событий, бог-громовержец Доннер собирает вокруг себя грозную тучу. Невидимый, он сотрясает мир ударами тяжелого молота, и вдруг, как бы раскалывая небо, его прорезает ослепительная молния. Внезапно расходятся тучи, и яркий мост-радуга, повисший над долиной Рейна, точно маня, указывает путь в озаренную лучами заходящего солнца Валгаллу. Умиротворенные бурей, торжественно шествуют боги к доставшемуся им обманом замку, и, словно эхо, где-то далеко внизу рыдают русалки, оплакивая исчезнувшие из мира справедливость и счастье...

 

 

 

***

 

 

Кольцо нибелунга

 

 

Торжественное сценическое представление для трех дней и одного вступительного вечера

 

Либретто Р. Вагнера на основе скандинавского эпоса VIII— IX вв. «Эдда» и средне-верхненемецкого эпоса XIII в. «Песнь о нибелунгах»

 

Первое представление тетралогии состоялось 13, 14 16 и 17 августа 1876 г. в Байрёйте.

 

 

 

OCR и редакторская обработка 2005 Михаил Дмитриенко

 

 

***

Комментарии
2 #1 Berta777
March 23 2014 12:15:28
Так вот где ники зарыты ! Дроннер, Фазольт , Фафнер !!!
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Реклама
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Google



Счетчики
Казахстанский компьютерный портал
waiting... info@pretich.ru

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

2,604,512 уникальных посетителей